Реклама


Главная страница arrow Библиотека arrow Постмодернизм в Калифорнии: Helter-Skelter
Постмодернизм в Калифорнии: Helter-Skelter

Выставка «Кое-как (Helter-Skelter): Искусство Лос-Анджелеса 1990-х гг.» была устроена, по формулировке ее куратора Поля Шиммера, с целью показать «теневые стороны современной жизни», «отчуждение, одержимость, заблуждения и типические для города пороки». Культура Лос-Анджелеса, которую часто с энтузиазмом приравнивали к растленному концу века (fine de ciecle), была представлена невольницей апокалиптических сценариев, некрофильского секса, жестоких фантазий, наркоманского забытья и простого элементарного страха. Там были экстраогромные скульптуры — если это слово подходит — Нэнси Рубине, которая громоздила горы полусгнившего мусора вроде старых матрасов (это была музейная инсталляция), а меж деревьев, в парке, устроила свалку изуверски разбитых грузовиков, деталей самолета, автоприцепов, холодильников и тому подобного.

image0s03.jpg


В Европе такое произведение сочли бы игрой одной скульптурной эстетики против другой (скульптура против природы и т. д.) или же фотодокументацией перформанса. Однако в контексте калифорнийских традиций она сошла за «характеристику текущих событий, городской жизни, выпуска ночных новостей, официальной внешней и внутренней политики США». Выставочный каталог, дабы совсем уж сгустить атмосферу ужаса и паранойи, щедро цитировал выдержки из свежеизданных книг таких писателей, как Бенджамин Вайсман, Деннис Купер и Эми Герстлер. Картины художников вроде Роберта Уильямса, который в конце 60-х, до того, как прийти в искусство, готовил автомобили к гонкам и рисовал эротические комиксы, отличаются от своих комиксовых прототипов назойливой визуально-нарративной перегруженностью, которая усугубляет то настроение дезориентации и ухода в экзотику, которое художники Западного побережья так любят в себе культивировать. Прочие разновидности лос-анджелесского содома были представлены на выставке творчеством филиппинца Мануэля Окампо, перформансами и видеоартом Пола Маккарти и циничными коллажами Лина Фолкса, посвященными запрограммированной жестокости корпораций, церкви и государства.
 
imdssage007.jpg
 
Давайте взглянем на работу Пола Маккарти, художника, тесно связанного с Calarts и свойственным ему учительским пафосом. Маккарти начал делать перформансы и фильмы в 1967 г., а в 70-х перебрался в Лос-Анджелес; и все-таки его творчеству присуще нечто экзистенциальное, что роднит его с западной культурой значительно более широкого охвата. Список его «Инструкций» по проведению легкомысленно преступных акций конца 60-х — начала 70-х включал в себя следующие пункты:
  • Навали грязи на свой письменный стол (весна 1969)
  • Раскрась все ковры в доме серебром (осень 1969)
  • Стальным прутом пробей ряд дырок в стене (осень 1970)
  • Воспользуйся головой как кистью (осень 1972).
Понятное дело, эти действия открыто выражали ярость или отчаяние, но каким-то побочным образом пробуждали еще и ощущение абсурдности мира (пьеса «В ожидании Годо» Беккета послужила художнику отправной точкой). По его словам, «внезапно мне стал невыносим опыт столкновения с собственным существованием... Я столкнулся с пустотой, почему здесь то, а здесь это?» Перформансы Маккарти увековечили этот воздух абсурдности, это стихийное недоверие ко всему сущему, эту его, наконец, карнавализацию. Издевательские, насмешливо-жестокие, они бесстыдно передразнивают иконки, персонажей и повадки американского и, следовательно, глобального масскульта. Порой, очумев от жратвы, секса, дефекации, сымитированных нахально и без особых затей, зрители осторожно пытались узнать, не травмирована ли психика художника, в какой обстановке он вырос и т. д. Какие личные смыслы вкладывает он в эти жидкости, отверстия, маски, в этот кроваво-красный кетчуп? К примеру, в видеоперформансе под названием «Гамбургер-командир» (1991) художник нарядился в халат и поварской колпак, изображая собой известную бестолковщину, персонажа журнала «Mad» Альфреда Е. Ноймана, который — огромные уши, отсутствующий передний зуб и один глаз выше другого — уже несколько десятилетий гуляет по Америке. Действо происходило в декорациях бара, оставшихся от приказавшего долго жить телесериала «Дела семейные», его записали на видео и позже показывали в лос-анджелесской галерее Розамунд Фельсен. В отличие от безжизненно веселеньких телешоу, в своем экранном перформансе Маккарти под маской заведомого идиота якобы проводил урок кулинарного мастерства перед живой аудиторией, брызгаясь кетчупом и майонезом, спотыкаясь и бестолково тыркаясь, подвывая и лопоча, пока его действия не приобрели механистичности, отталкивающего сходства с марионеткой. Эту пародию можно бы трактовать как безжалостный сдвиг «означаемого» — однако все не так просто, если действо задумано как явление искусства. Заметьте в этой связи, что Маккарти избегает вопросов о значении и посылах. Обратившись в прошлое, к ранним перформансам Шираги, Ива Кляйна и даже Поллока, мы обнаружим, что и там грязь и неразбериха главенствовали на сцене, высвобождая подсознательный хаос из рамок воздержанности и приличий. Тут, пожалуй, особенности личной психики художника не так уж и важны — он и сам это понимает, сам говорит, что его перформансы «отдельны» от его личности, этого требует «творческий акт». Во-вторых, хотя демонстрация видеозаписи сопровождалась выставкой подготовительных материалов, эскизов и декораций, Маккарти потрудился побеспокоиться о том, чтобы перформанс «Гамбургер-командир» никто не видел «живьем». Все, что мы имеем, — формально, это видеосвидетельство перформанса, вместе с остатками материального оснащения того пространства, в котором перформанс происходил.
 
Брэндон Тейлор 
 
 
« Пред.   След. »