Реклама


Главная страница arrow Библиотека arrow Йозеф Бойс - "Мне нравится Америка и Америке нравлюсь я"
Йозеф Бойс - "Мне нравится Америка и Америке нравлюсь я"
К середине 70-х гг. XX века отсутствие у художественного сообщества Запада единой программы радикального протеста истончило нити, связывающие европейское и американское искусство. Симптоматичным признаком желания преодолеть эту отчужденность стало возвращение в нью-йоркскую художественную среду харизматичного немца Йозефа Бойса, случившееся в 1974 г. Бойс был хорошо известен как участник движения «Флуксус» и даже в США имел репутацию гуру и творца экстатических перформансов а-ля шаманизм. В январе этого года на лекции в одной из нью-йоркских галерей он заявил, что всем человеческим существам присуща потребность в сознательном творчестве и необходимо преступать переделы общественных условностей.

Во время своего второго визита в Нью-Йорк, в мае, Бойс устроил в галерее Рене Блока в Сохо трехдневный перформанс под названием «Мне нравится Америка и Америке нравлюсь я», для которого ему понадобились кучка сена, две длины войлока, пара перчаток, музыкальный треугольник, пятьдесят экземпляров «Уолл-стрит джорнал» (ежедневно обновляемого) и посох с ручкой крючком, которым он подавал знаки койоту, позаимствованному на ферме в Нью-Джерси. В галерею Бойс попадал прямиком с самолета, завернутый во что-то вроде того одеяния, в котором, как он утверждал, его спасли после того, как самолет, который он пилотировал во время войны, рухнул в Крыму. Ежедневно в течение трех дней Бойс ударял по треугольнику, подавая сигнал включить магнитофон с записью громкого шума мотора, и принимался дразнить койота, бросаясь в него перчатками. Затем он снова заворачивался в войлок, «под которым скрывался весь, за исключением шляпной тульи, напоминая собой завернутую скульптуру человека. Его посох с крюком, подобный пастушьему, перископом торчал вверху, как бы следя за настроениями койота. Бойс наклонялся и поворачивался соответственно движениям койота, который... дергал и покусывал края войлока. Бойс проделывал серию продуманных движений, по-восточному кланяясь животному, как в замедленной съемке; наконец, склонившись до полу, он ложился, по-прежнему полностью укрытый». Эти свидетельские показания помогают передать живую манеру, в которой европейский художник сумел сообщить представление о дикой и «настоящей» природе — той, что промышленная капиталистическая Америка, похоже, твердо намеревалась истребить.

Концептуально такие произведения также выстраивались на предпосылках радикализма. Подобно прочим творцам перформансов на обоих континентах, Бойс намеревался превратить художественный продукт из предмета рыночного обмена в некий набор акций, целиком и полностью состоящих из труда художника. Не будучи ни театральным спектаклем, ни скульптурой, ни подлинным ритуалом, такие акции инсценировали значимый новооткрытый парадокс современного изобразительного искусства: парадокс художника, атакующего основополагающие институты культуры на территории самой культуры и с ее квалифицированного одобрения. Парадокс вымученной, деланной, но взаимной зависимости между художником-ниспровергателем и системой коммерческого искусства на протяжении 70-х продолжал быть предметом горячих дебатов среди тех. кто видел себя носителем политически и эстетически радикальной традиции...

Мне нравится Америка и Америке нравлюсь я
Йозеф Бойс - "Мне нравится Америка и Америке нравлюсь я"
Перформанс в галерее Рене Блока
Нью-Йорк, 1974

* Присутствие койота указывает на долгую историю преследования и унижения коренных американцев, индейцев, а также на отношение между Америкой и Европой. «Мне хотелось сконцентрироваться на койоте, изолироваться от всех, не видеть ничего американского, кроме этого койота, и поменяться с ним ролями», — говорил Бойс.

ART TODAY. Актуальное искусство 1970-2005 / Брэндон Тейлор 

 
« Пред.   След. »