Реклама


Главная страница arrow Библиотека arrow Телеавангард - от буржуазных злюк к дурашливым хохотунам
Телеавангард - от буржуазных злюк к дурашливым хохотунам
Ошибочно полагать, что авангардное искусство – это некий конкретный набор произведений и людей, существовавший в 20-30-хх годах прошлого века. Несмотря на очевидную ограниченность, этот взгляд на авангард весьма распространен среди интеллектуалов. На деле, вся история искусства – это одна большая череда сменяющих друг друга авангардов. Эстетическая передовица рождалась, расцветала, а затем впитывалась культурой и становилась понятной и приемлемой ее частью.

Тем не менее, я хотел бы использовать понятие «традиционный авангард», в значении «авангардное искусство начала ХХ века», дабы вычленить особый тип художника, который поможет нам понять те колоссальные изменения, которые произошли с авангардом за последнюю сотню лет.

Кто же он этот «традиционный авангардист»? Если проанализировать художественные деяния и историю всяческих дадаистов, футуристов, кубистов и сюрреалистов, пощупать и осмыслить всю эту красную братву, то можно нацедить вполне конкретный концентрат. Традиционный авангардист – это прекрасное хамское хулиганье, нигилист, анархист, попиратель традиционных ценностей, палач морали и нравственности. Традиционный авангардист – это буржуа, решивший гадить на сомнительные идеалы серого и тяготеющего к сонному комфорту общества. Традиционный авангардист – это стрелок без револьвера. Он хочет крови, но добывает ее лишь метафорически. Он - однозначно сердитая и злая деточка, которая по большей мере занимается насилием над культурой. Традиционный авангардист не желает дружить, но жаждет ссориться. Он не ласкает зрителя. Он против зрителя.

Такими были Тцара и Дюшан, Аррабаль и Ходоровский. Последние двое, как известно, жили и творили гораздо позже, чем их сюрдадаистские предшественники, но по своей сути и характеру вполне соответствовали злобным и антиобщественным традиционным авангардистам начала прошлого века. Благодаря таким как Аррабаль и Ходоровский традиционный авангард не помер, а лишь получил вторую волну, новую жизнь. Но, к сожалению, не вышел на принципиально новый виток истории, не совершил эволюционной мутации, которая и есть признаком движения и развития искусства. Изменилось время, но не изменились подходы, принципы и люди.

По-настоящему значительным для авангардной истории стал Уорхол, сумевший вычленить из культуры поп-авангард. Кардинальное отличие поп-арта от традиционного авангарда иллюстрирует тот факт, что он [поп-арт] стал первым авангардом, который нашел настоящих друзей в обществе. Ими стали деньги, рынок и реклама. Подход Уорхола к искусству не менее радикален, чем любые практики молодых дадаистов из кабаре «Вольтер» в Цюрихе. Но он иной. Если в начале 20-го века вас трахали, и вам этом не нравилось, то с Уорхолом вас трахали, и вы перлись. Вы платили за трах и становились модными. Вот и вся разница между двумя упомянутыми авангардами.

Разница эта, к слову, исторически логична. Авангард (передовица), так или иначе, всегда был пропитан характером дня, в котором существовал. Война и связанные с ней побочные эффекты породили традиционный авангард – разрушительный Авангард Ненависти.

Страстный экономический рассвет, восход массовой культуры, выплеснули поп-авангард – товарный Авангард Рынка. Иисус, похороненный еще традиционным авангардом, окончательно разложился на небесах, а на смену ему пришел материальный бог – товары массового потребления, на которых возникло новое общество и новый гражданин. Рыночный авангардист научился продавать изначальное бунтарство авангарда. Традиционный авангардист был не редко буржуа, но постоянно манифестировал свою ненависть к буржуазности. Рыночный авангардист тоже предлагал революцию, но просил за нее кожаный диван, пентхаус и дорогих шлюх.

Легендарный теоретик искусства Акилле Бонита Олива смотрел на историю авангарда шире и более универсально. В своей книге «Искусство на исходе второго тысячелетия» («ХЖ»; М, 2003) он вычленяет т.н. трансавангард – искусство, которое «колеблется между комическим и трагическим, между удовольствием и страданием».

Это невероятно важное наблюдение. Олива зафиксировал вектор движения авангардного искусства – от трагического к комическому. Он застал момент баланса между тем и другим, но сегодня этого баланса не существует. Трансавангард – это авангард переходного периода. Для авангарда сегодняшнего дня требуется иной термин, который бы сопрягался с сущностью этого авангарда.

Авангард дня сегодняшнего – телеавангард. Это авангард, рожденный информационным техно-обществом  - миром, где реальность генерируют телевизоры или мониторы, если хотите. Мир телеавангарда начинается с медиа. Телеавангард – это продукт деятельности людей, которые были воспитаны пластиковыми созданиями синего зазеркалья. Этот авангард впитал в себя предыдущие авангарды, смешал их и вычленил этакое реалити-шоу, «Песню Года» и репортаж из Ирака в одном флаконе. Его представители – не художники, но ньюс-мэйкеры, контент-дизайнеры и светские роботы.

В отличие от традиционного авангарда, это авангард ищет революцию, метод которой не разрушение, но насмешка. Традиционный авангард кусается. Телеавангард – засмеивает до смерти, глумится и дурачится. Смех и стеб для него – это аналог автоматной очереди. Он понял, что уничтожить врага невозможно, но можно изменить к нему отношение общества. Телеавангардисты знают, что художнику не застрелить президента страны, но художник может научить общество относиться к президенту  несерьезно. Телеавангардисты не задают Больших Вопросов, но погружают большие смыслы в понятные обертки или же и вовсе создают удобоваримое безумие, лишенное смысла, дабы инициировать благую перезагрузку интеллекта. Телеавангард обожает дезориентировать и играть на контрастах. Он жаждет публичности, потому что знает себе цену и обнаружил новый путь попадания в сознание народа. Раньше для этого требовалось проломить череп. Сегодня для этого достаточно ТВ-тюнера и вечернего ток-шоу.

Подобно поп-арту, телеавангард немыслим вне бабла. Он синтетический и скользкий, он улыбается кафелем белоснежных зубов, он играет в абсолютный телеэфир и, по сути, растворяется, выходит за рамки культуры и становится универсальной эстетической деятельностью вне категории Искусство.

Если поп-арт доказал, что банка-супа – это искусство, то телеавангард доказывает, что банка супа – это и есть жизнь, реальность и бог. Традиционный авангард и поп-арт игрались внутри культуры. Телеавангард ставит планку выше и силится подменить собой реальность. Телеавангардное деяние – это действие, которое не всегда можно распознать как эстетическую практику. Порой это просто сконструированное действие внутри жизненного потока, которое не редко прочитывается в череде действий вроде «вынести мусор», «почистить зубы», «закомпостировать талончик» и т.д. Телеавангард перетекает в жизнь вместе с перетеканием в жизнь медиа. Это телевизор, который выползает за рамки пластиковой коробки и заполняет собой все окружающее пространство.

Телеавангардист – это идеальный человек из «ящика». От остальных «говорящих голов» его отличает только то, что он расширяет пространство популярного, посредством его агрессивной коррекции. Комик Саша Барон Коэн (сценические персонажи - Борат, Бруно, Эли Джи) – это коммерческий и попсовый проект. Но едва ли вы найдете в истории телевиденья более хитрую революционную фигуру. Фактически, его практики - это подрывная деятельность и бунт, но их последствие – не уничтожение, а сосуществование с поп-культурными бесами. Собственно, телеавангард – это  авангард, который перевел революцию на язык телевизора. В украинской истории наиболее характерный телеавангардный переводчик – артист Андрей Данилко со своей потрясающей космошивой Веркой Сердючкой. Такой авангард прочитывается и домохозяйками и антисоциальными фриками на «колесах» и «марочках».

В историческом смысле, авангард еще никогда не умел так нахально расширять свое аудиториальное покрытие. Он, по сути, вывел понятие «интеллектуальная попса» или интеллектуализм в стиле «поп».  Телеавангард – это авангард во вражеском тылу. Он ряжен как противник, но цели его – партизанские. Он не дурачок, который косит под умника, а умник, который корчится под дурачка.

Традиционный авангардист вас трахал, и вам это не нравилось. Поп-арт трахал вас за ваши деньги и вы ловили кайф. Телеавангард тоже трахает вас. Но в этот момент вы чувствуете, что нюхаете ландыши на канале «Animal Planet», а в ушко вам шепчет Иосиф Кобзон.

Анатолий УЛЬЯНОВ
proza.com.ua/culture/teleavangard.shtml
Публикация: 19 мая 2007
 
« Пред.   След. »