Реклама


Эра концепторов
Сегодняшний день обозначен прелестной шизофренией всего мыслимого. Должно быть, впервые за всю историю человечества традиционно центровые игроки культурных сфер утратили свои главенствующие роли. В современном искусстве вожжи больше не принадлежат писателям, художникам и музыкантам. Не принадлежат они больше и критикам. Даже кураторам и галеристам эти вожжи больше не принадлежат. Так кто же Король, кто главный игрок на площадке contemporary art?

А ведь задорные революционеры и мыслители, во главе с Ги Дебором и Бодрийяром, совершенно справедливо обнаружили специфического Бога дня сегодняшнего, которому под силу заменить действительность реальностью символической, в медиа. И не будет преувеличением сказать, что царствует ныне журналист. Не обычный нейтральный писака из газеты, а журналист тактический, осознающий реальность медиакратии, умеющий направлять информацию в стратегические русла, позиционировать, определять, назначать, помогать символическому пространству подменять пространство объективное. Речь идет о журналисте, как концепторе мира, пропагандисте идей, претендующих доминировать не по рациональному, а, скорее, техническому, навязанному, сконструированному, виртуальному параметру.

У современного человека в современном контексте нет времени и вдохновения постигать реальность. Ему необходимы ориентиры, указатели смыслов и значений. Их роль берут на себя СМИ, и сегодня мировоззрение, идеалы, принципы и мнения формируются не путем индивидуального постижения мира, а путем вовлечения в то или другое информационное пространство, со своими правилами, взглядами и формирующими методами. Человек современный ввергается в комфортный информационный мир, сконструированный конкретным медиа, и обитает в нем, не стремясь узнать ответ на вопрос – подлинный ли мир вокруг него. Конечно, этот мир имитация. Но комфорт превыше всего.

Если рассматривать ситуацию в традиционном ключе, то она обладает негативным духом. Ты смотришь в зеркало, ты можешь видеть свой нос, глаза, губы, руки или пенис, ты можешь пощупать их, или попросить ближнего сделать это, но может ли кто-нибудь истинно утверждать – существуют ли они, существует ли человек материальный? Миру абсолютного симулякра под силу породить симулякр материи. Традиционалист скажет вам, что контекст доминирования символической реальности угрожает субъекту потерей корня, основы. И это, вероятно, должно вести к самоубийству. Человек, не уверенный в реальности себя материального, перестает беспокоиться за материальность, лишается инстинкта самосохранения. И он теряет осторожность и бдительность.

Но это негативный традиционалистский взгляд. Утрата материальности под давлением символической реальности может позволить человеку, стремящемуся найти для себя и своего сознания техно-авангардное состояние, прийти к цели – слиться с виртуальностью, перевоплотиться из человека с бренным телом в человека чистого – витающее в хаосе и абстрактности сознание, совокупность мыслей и идей.

Так или иначе, мы можем быть уверены, что реальность вокруг нас не является какой-то метафизической данностью. Она кем-то сконструирована. И если раньше этим кто-то был Бог, то сегодня – это лишь человек-технолог, пропагандист символического мира, медиа-активист, тактический журналист.

Мы приходим к разрешению извечного конфликта авангарда и массового искусства. Первый всегда был изгоем и обитателем подвала. Второй – обеспеченным и признанным производителем обывательского продукта. Но сегодня бездна между авангардистом и художником-обывателем преодолена. Сегодня, смею уверить, любое произведение искусства, - будь-то самый непонятный авангард, или жутчайшая графомания, - имеет все шансы оказаться в фаворе. Что примечательно, авангардисту больше не нужно менять сущность своего искусства ради расширения аудитории, ради контакта. Аудитория больше не мыслит категориями массового или индивидуального вкуса. Она мыслит только так, как повелевает ей мыслить медиа, информационный князь мира сего.

Успех любого искусства определяется сегодня информационной формулой, исключительно журналистскими деяниями. Именно журналистская пропаганда (нет, не критика, а навязывание) формируют вкусы и рынок современного искусства. Больше нет случайностей, больше не нужны талант или гениальность (хотя они, зачастую, билетики в первый класс). Сегодня нужна слаженная и продуманная работа информационных технологов. Не важно, ЧТО за искусство вы предлагаете. Важно, КАК и КАК ИНТЕНСИВНО. Не метафизика определяет Короля, не народ избирает его по неведомому душевному признаку, по порыву сердца. Короля назначают СМИ. Посему любое культурное движение, зачатое сегодня, не должно беспокоиться о качестве искусства, о  новых идеях, революции и инновациях. Все это может быть сымитировано медиа. Культурное движение дня сегодняшнего больше нуждается в хороших концепторах-пропагандистах, в журналистах, а не творцах. СМИ объявили импичмент Богу и усомнились в действительности. Технология позволила СМИ заменить собой Бога и реальность. И это главная хитрость, способная принести тому или иному искусству победу на культурном пространстве. Если присмотреться внимательнее к последним политическим конфликтам, началам последних войн, основам формирования общественного мнения и мнения т.н. мирового сообщества – эта хитрость предстанет пред вами очевидной.

Анатолий УЛЬЯНОВ
Публикация на вебсайте «ПРОЗА»: 03 month 2005
 
« Пред.   След. »