Реклама


Главная страница
"Бегущий по лезвию" - работа после фильма
Фильм “Бегущий по лезвию” давно не дает мне покоя. Весной 2012 я подготовил специальную лекцию-показ по “Бегущему” – слишком много накопилось интересного архивного материала по этой кинокартине.


Декард навещает Холдена в госпитале

Это сэмпл нашего любительского перевода неофициальной фан-версии фильма Ридли Скотта, сделанной американскими поклонниками “Бегущего по лезвию”. В эту версию под гордым названием "Версия ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ ЕДИНОРОГ" (2009) вошли неопубликованные сцены и совсем маленькие "выпавшие" фрагменты, в результате чего фильм увеличил свою продолжительность на целых 10 минут. Но дело даже не в этом – посмотрев “версию от поклонников”, я понял об этом фильме больше. Некоторые добавленные детали заняли всего-то секунду-две, а без них было не так круто, и вообще по-другому.

 Бегущий по лезвию

Русский перевод: Алексей Багичев. Добавленные сцены фильма:

- энциклопедическое определение слова "репликант", перед вступительным текстом фильма
- Декард навещает Холдена в госпитале
- Декард гораздо дольше едет до Tyrell Corp
- Кастомизированная сцена обыска в квартире Леона
- Кастомизированная сцена сцены "Сон о единороге" (никаких открытых глаз!)
- Декард смотрит на фото где он изображен со своей женой
- Декард ест лапшу и думает о рыбьей чешуе
- короткая сценка с полуобнаженной Рэйчел (когда она прихорашивается)
- Брайант и Гафф смотрят на Декарда на экране и обсуждают его "метафизику"
- Рой Бэтти и Себастиан гораздо дольше добираются к Тайреллу
- Рой Бэтти также дольше и интереснее покидает здание после убийства Тайрелла
- в конце фильма Гафф говорит Декарду: "А вы уверены, что вы человек?"
- после финальных титров идет дополнительная сцена с Декардом и Рэйчел: "Я думаю, что мы созданы друг для друга"
- плюс еще маленькие и очень маленькие неопубликованные кусочки - то там, то тут...
 
Сцена с Декардом и Рэйчел: "Я думаю, что мы созданы друг для друга"

Вы можете получить демо-версию фильма с нашим переводом - предназначенную для членов клуба Железная коллекция

См. также: медиа-воркшоп Сергея Тетерина по фильму "Бегущий по лезвию"


ДОПОЛНИТЕЛЬНО ПО ТЕМЕ:

Опасные дни: Как создавался "Бегущий по лезвию"

Год выпуска: 2007. Страна: США. Жанр: Документальный. Режиссер: Шарль де Лаузирика
Продолжительность: 03:34. Перевод: Профессиональный (многоголосый, закадровый)

Эта документалка - не из тех пиарных передач, что выходят к киностарту, в которых все участники занимаются взаимным лизоблюдством. Это - кинодокумент к культовому фильму, описывающий взлеты и падения, трудности съемок. "Опасные Дни: как создавался Бегущий по лезвию" - документальный фильм длиной в три с половиной часа. Режиссер и продюсер - Шарль де Лаузирика, создавший этот фильм для выхода Финальной версии "Бегущего по лезвию" в 2007 году. Документальный фильм подробно и хронологически освещает разные аспекты создания культового фильма "Бегущий по лезвию", и содержит материал более из 80 интервью, которые были проведены с актерами и создателями фильма. В фильме участвуют Харрисон Форд, Шон Янг, Рутгер Хауэр, Эдвард Джеймс Олмос, Джерри Перенчио, Бад Йоркин и режиссер Ридли Скотт. Помимо архивных кадров и фотографий в контексте документального фильма используются неиспользованные и удаленные сцены.

Документальный фильм состоит из восьми глав, каждая из которых посвящена одному из аспектов кинопроизводства. Последняя же глава посвящается восприятию фильма публикой и его последующему переизданию.

Бегущий по лезвию - Расширенный архив

Год выпуска: 2007. Страна: США. Жанр: Документальный
Продолжительность: 02:13. Перевод: Любительский (одноголосый)

Описание: Бонус диск "Enhancement Archive" является четвертым диском из коллекционного выпуска „Blade Runner (5-Disc Complete Collector's Edition) [HD DVD] (2007)” и содержит эксклюзивные, никогда ранее не показанные видеоматериалы, такие как: тестовые съемки на роли Рэйчел и Прис, с чего все началось, разработка,удаленные и альтернативные сцены, рисунки, трейлеры, и ещё много чего…

* Поделитесь ссылкой на этот материал:

 


«Бегущий по лезвию» (англ. Blade Runner) — культовый фильм, снятый английским режиссёром Ридли Скоттом в марте-июле 1981 года по мотивам научно-фантастического романа Филипа Дика «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» (1968). Существует в семи версиях, из которых базовыми считаются две — оригинальная версия с хэппи-эндом (1982), которая была плохо принята кинокритиками и провалилась в прокате, и т. н. режиссёрская версия с открытым финалом (1992), которая по опросу учёных была признана лучшим научно-фантастическим фильмом в истории.

«Бегущий по лезвию» в двух своих версиях стал одним из стилеобразующих фильмов 1980-х и 1990-х, а также породил голливудскую моду на экранизации антиутопических произведений Филипа Дика. Глубинная проблематика фильма, замешанная на идее о том, что представления человека о мире и его месте в нём могут оказаться умышленно сфабрикованными третьими лицами, сущностями или интеллектом, получила дальнейшую разработку в таких фантастико-метафизических гибридах конца XX века и начала XXI века, как «Тёмный город» (1998), «Шоу Трумана» (1998), «Экзистенция» (1999), «Матрица» (1999), «Тринадцатый этаж» (1999), «Луна 2112» (2009) и «Меняющие реальность» (2011). Стилистика и дизайн также были позаимствованы игрой — Snatcher

В СССР распространялся на советском видеорынке в переводе Володарского.

Содержание

Лос-Анджелес, ноябрь 2019 года. Человечество разделено на классы людей и репликантов — продуктов генной инженерии, искусственных людей, киборгов. Последние внешне неотличимы от людей, но находятся на положении их рабов и выполняют функции либо рискованные для жизни (работа в шахтах), либо унижающие достоинство (проституция). Несмотря на их производность от людей и институциализированную второсортность, новейшие модели репликантов превосходят своих создателей физической силой и интеллектом.
 
Мир будущего в «Бегущем по лезвию» заманчиво мерцает огнями реклам.

Чтобы сохранить видимость контроля над ними, по истечении нескольких лет жизни репликанты умирают в соответствии с заложенной в них генетической программой. Но некоторые репликанты не желают мириться с подобным положением и сбегают в поисках способа продления жизни, либо просто не желая быть рабом. Эти «сломанные» роботы подлежат физическому уничтожению, функция по исполнению которого возложена на особое подразделение правоохранительных органов — «blade runner». Термин «blade runner» был позаимствован Скоттом из рассказа Алана Ноурса «The Bladerunner» и одноимённого сценария Уильяма Берроуза, где означал «продавца лезвий» (распространителя контрабандных медицинских инструментов). В буквальном переводе «blade runner» означает «бегущий по лезвию (бритвы)». При переводе названия фильма на русский возобладала именно эта трактовка, дающая простор для метафорических толкований.

Репликанты противятся истреблению и периодически поднимают восстания против людей. По этой причине их использование разрешено только во внеземных колониях. Для распознавания репликантов используется тест Войта-Кампфа (некий аналог теста Тьюринга и полиграфа). Проходя этот тест, репликанты выдают себя нервной реакцией на личные вопросы (суть теста не раскрывается в фильме, а данные из книги входят в противоречие с сюжетом фильма, т. к. там тест Войта-Кампфа базируется на неспособности репликантов сопереживать). Именно с проведения такого теста над репликантом Леоном Ковальски и начинается фильм.

Фабула

Рик Декард (Харрисон Форд) готовится оставить работу «бегущего по лезвию», — возможно, из-за того, что испытывает симпатию к своим жертвам — однако его отзывают из отпуска в связи с опаснейшим случаем побега из колонии репликантов новейшей модели «Nexus−6». Группа прибывших на Землю беглецов состоит из командира боевого отряда Роя Батти (Рутгер Хауэр), солдата Леона (Брайон Джеймс), стриптизерши-убийцы Зоры (Джоанна Кэссиди) и «базовой модели для удовольствия» Прис (Дэрил Ханна). Босс Декарда раскрывает ему срок жизни модели «Nexus−6» (четыре года) и даёт в напарники Гаффа — карьериста, говорящего исключительно на жаргоне (Жаргон попал в фильм из книги, и является смесью всех основных языков окончательно глобализовавшейся планеты). Они должны отыскать и уничтожить беглецов.

Декард отправляется в корпорацию «Tyrell», где производятся репликанты, чтобы узнать, работает ли тест Войта-Кампфа на модели «Nexus−6». Президент корпорации Тайрелл, чтобы испытать Декарда и возможности новой модели репликанта, вынуждает его вместо репликанта сначала провести тест Войта-Кампфа на своей секретарше Рейчел (Шон Янг). К удивлению Декарда, Рейчел не проходит тест, хотя Декарду потребовалось задать ей около ста вопросов, после чего Декарду сообщают, что Рейчел — экспериментальный репликант с имплантированной памятью и эмоциональностью, как у человека. Пытаясь доказать свою человеческую природу, Рейчел показывает ему свою детскую фотографию с матерью. Декард с ходу перечисляет Рейчел и другие её «воспоминания», на деле позаимствованные Тайреллом у его племянницы и имплантированные в её сознание, чем приводит девушку в отчаяние. Декард и Гафф планомерно вычисляют и уничтожают репликантов. Сначала они обыскивают квартиру Леона. В его комнате Декард находит фотографию, а в ванной — искусственно синтезированную змеиную чешуйку. Эти зацепки приводят его к стрип-клубу, в котором работает «девушка со змеёй» — танцовщица Зора. При попытке к бегству её настигает выстрел в спину. После уничтожения Декардом репликантки начальник сообщает ему об исчезновении Рейчел из корпорации и поручает включить девушку в число своих мишеней. Во время слежки за Рейчел «бегущий по лезвию» подвергается яростному нападению со стороны Леона, ожесточённого смертью Зоры. Шансы Декарда на выживание в схватке с репликантом выглядят призрачными, однако на помощь неожиданно приходит Рейчел. Метким выстрелом она убивает Леона. Исключив её из числа своих жертв, Декард приводит её к себе в квартиру.

Тем временем Рой и Прис спешат выяснить даты своего изготовления и, соответственно, оставшийся срок жизни. В чайнатауне Рой посещает цех по производству глаз для репликантов. При допросе работающего там старого китайца ему удаётся получить сведения об изобретателе репликантов-животных по имени Себастьян (Уильям Сандерсон). Прис заводит с ним знакомство и выясняет, что 25-летний изобретатель подвержен преждевременному старению. Его причудливая квартира в старинном здании Брэдбери-билдинг заполнена живыми игрушками-репликантами, а в свободное от работы время он играет в шахматы с Тайреллом. Себастьян хорошо понимает тягу репликантов к жизни и, поддавшись на их уговоры, вызывается проводить их в штаб-квартиру своего босса. Роя сводит с ума то, что ему, кому дано больше способностей, чем любому иному, отмерена столь короткая жизнь. Он надеется, что Тайрелл способен что-то изменить. Но Тайрелл бессилен, ибо краткость века репликанта определена ещё при его создании. «Вы горите ярче и сгораете быстрее», — произносит он. Потерявший надежду Рой целует в губы (поцелуй Иуды), а затем убивает своего создателя. Вероятно, следом за Тайреллом он убивает и Себастьяна (эта смерть не показана, однако в следующей сцене Рой спускается на лифте в одиночестве, а в окончательной версии фильма по полицейскому радио в машине Декарда сообщается, что тело Себастьяна обнаружено рядом с телом Тайрелла).

Наконец Декард добирается до квартиры Себастьяна, ставшей убежищем для Роя и Прис. Прис пытается защищаться, но погибает от выстрела Декарда. По физической силе и боевым навыкам Рой намного превосходит Декарда и, несмотря на то, что процесс умирания андроида уже запущен, Рой калечит своего преследователя. Охотник и жертва меняются ролями. Пытаясь уйти от Роя, Декард делает неудачный прыжок с одного здания на другое и начинает соскальзывать в бездну. Отчаянно цепляясь за железную балку, он повисает над пропастью, и тут над ним вырастает кажущаяся исполинской фигура Роя. Кажется, минуты «бегущего по лезвию» сочтены.

В этот кульминационный момент Рой спасает Декарда, железной рукой вытаскивая своего врага из пропасти. Рой, репликант, созданный для убийства, столь сильно ценил человеческую жизнь, в которой самому ему было отказано, что в последнее своё мгновение решил сохранить жизнь человека, который хотел его убить. Из окровавленной руки андроида торчит шип — теперь Рой уподобляется не Иуде, а Христу.

Отпустив в просветлевшее небо белого голубя, он умирает с цитатой из Ницше на устах, а Декард с Рейчел отправляются в Канаду, чтобы жить вместе «долго и счастливо». Фильм завершается монологом Декарда о том, что он не знает, когда будет запущен процесс умирания андроида у Рейчел, но надеется, что никогда. Позднее «счастливый конец» был исключён из режиссёрской версии фильма и фильм получил открытый финал — Декард и Рейчел покидают квартиру Декарда и на площадке перед дверью находят оригами, которые непрерывно мастерит из обрывков бумаги Гафф. Декард понимает, что Гафф был здесь, но пощадил Рейчел. В ушах у Декарда стоит прощальная фраза Гаффа: «Жаль, что ей суждено умереть. Хотя, с другой стороны, кто из нас бессмертен?» («It’s too bad she won’t live. But then again, who does?»).

История создания

Интерес Ридли Скотта к вопросам жизни и смерти был порождён смертью старшего брата Фрэнка от рака кожи. Мучительное умирание брата травмировало психику режиссёра до такой степени, что на протяжении нескольких лет его мучили кошмары. Пытаясь отвлечься от этих неприятностей, он заинтересовался сценарием по макабрическому роману Филипа Дика. Саму книгу он, впрочем, так и не прочитал.

Роль Декарда первоначально планировалось отдать Дастину Хоффману. Рассматривались также и другие претенденты, включая Джека Николсона и Джеймса Каана. Кандидатуру Форда «пролоббировал» Стивен Спилберг, в то время как раз закончивший снимать его в первом фильме про Индиану Джонса.

Съёмки фильма проходили главным образом в калифорнийской студии Warner Brothers, что довольно нетипично для Скотта. Поначалу съёмочная группа выезжала на натурные съёмки в Нью-Йорк, Лондон, Бостон и Атланту, однако довольно скоро стало ясно, что ни один современный город не сможет передать облик города будущего так, как «тепличные» условия голливудской студии.

Харрисон Форд не смог найти общего языка со Скоттом, и во время съёмок дело чуть было не дошло до потасовки. Тяжёлый нрав режиссёра вызывал у съёмочной группы такой стресс, что все носили майки с надписью «Уилл Роджерс никогда не встречался с Ридли Скоттом» — это намёк на знаменитую фразу Роджерса: «Никогда не встречал никого, кто бы мне не нравился».

Одним из первых зрителей фильма стал неизлечимо больной Филип Дик. Фильм произвёл на него большое впечатление. В Рутгере Хауэре он увидел идеальное воплощение ницшеанского сверхчеловека — «ледяное, арийское, безупречное». Актёр и сейчас считает роль репликанта Роя наиболее значительной в своей карьере.

Сцена смерти Роя Батти

Финальные слова о слёзах под дождём являются импровизацией самого Рутгера Хауэра. Вот что он пишет по этому поводу:

"Я до сих пор горд последней речью Батти. Это красивый момент, не так ли? Но изначально он был немного длиннее, примерно на полстраницы диалога. Вечером перед следующим днём, когда мы снимали эту сцену, я сказал Ридли: "Это уж слишком длинный текст. Если батарейки садятся, парень отходит. У него нет времени сказать «пока», за исключением возможно краткого рассказа о тех вещах, что он видел. Жизнь коротка — бум! Я всей душой чувствовал, что конец этой картины должен быть сделан очень быстро, я имею в виду что, мы же уже видели эту оперу умирающих репликантов; и я не думал что аудитория выдержит ещё одну затянутую сцену смерти. Поэтому я сказал Ридли: «Давай снимем это очень быстро, и снимем это так просто и сильно насколько возможно. Но ещё и позволим на секунду побыть Батти мудрецом». Ридли ответил: «Да, мне нравится». И вот когда мы снимали его монолог, я отрезал немного от начала и симпровизировал завершающие фразы: «Все эти моменты затеряются во времени. Как слёзы под дождём. Время умирать.»
Знаете, все постоянно пишут обо мне и этой речи и игнорируют сценариста. Думаю Дэвид Пиплз, человек который написал эту версию монолога Батти, совершил прекрасную вещь. Я имею в виду, что мне очень нравятся те образы которые он придумал: «си-лучи сверкающие у врат Таннхаузера, полыхающие штурмовые корабли у плеча Ориона». Думаю они было по-настоящему интересными, даже если вы не поняли их. Вся идея состояла в том, что как только он заканчивает говорить — голубь улетает. Вы так и не увидите момент смерти Батти, голубка говорит об этом за него".

оригинальный текст на английском:

"I'm still proud of Batty's last speech. That's a beautiful moment, isn't it? But originally it was a bit longer, like a half-page of dialogue. So I said to Ridley the night before we shot it, 'This is way too long. If the batteries go, the guy goes. He has not time to say good-bye, except maybe to briefly talk about things he's seen' Life is short - boom! I truly felt that the ending of this picture should be done very quickly, I mean, we'd already seen this opera of dying replicants; I didn't think the audience would stand another protracted death scene. So I said to Ridley, 'Let's do it very fast, and do it as simply and profoundly as possible. But also, let Batty be a wiseguy for a second'. Ridley said, 'Yes, I like it'. So when we filmed that speech, I cut a little bit out of the opening and then improvised these closing lines, 'All those moments will be lost in time. Like tears in rain. Time to die'. But you know, everyone always writes about me and that speech, and ignores the screenwriter. I thought David Peoples, the man who wrote that version of Batty's soliloquy, really did a beautiful job. I mean, I loved those images he came up with -'c-beams glittering near the Tannhauser gate, attack ships on fire off the shoulder of Orion'. I thought they were really interesting, even if you didn't understand them. The whole idea there, is that once he stops talking, the dove flies. You never really see the moment of Batty's death, the dove says it for him.”

Основные темы и мотивы

Человек или биоробот?
Восприятие фильма во многом зависит от того, кем является его главный герой Декард — человеком или роботом. В романе он мучается сомнениями по этому поводу. В фильме, особенно в его первоначальной версии, этот мотив сглажен, однако, по свидетельству Форда, именно нерешённый вопрос о природе его героя привёл к разладу с режиссёром. Форд настаивал на том, что Декард должен быть человеком, в то время как режиссёр считал его репликантом. В конечном счёте, сценаристы предпочли оставить решение этого вопроса на усмотрение зрителя.

В режиссёрской версии фильма вопрос о природе Декарда становится центральным. Этому способствует введение мотива единорога, которого Декард видит во сне. В последних кадрах фильма на пороге своего дома он обнаруживает миниатюрную бумажную фигурку (оригами) в виде единорога — именно такие складывает из фольги его напарник Гафф. Напрашивается вывод: подобно тому, как Декард знает об искусственных «воспоминаниях» Рэйчел, Гаффу известно содержание «снов» Декарда — потому, что они имплантированы ему искусственно. Единорог — средневековый символ чистоты, искренности и воли — показался режиссёру тем образом, который может явиться человеку (или его подобию) во сне:

Я заранее выделил сцену с единорогом как довольно определённый намёк на то, что Декард, охотник за репликантами, может сам быть искусственным человеком. Но я также чувствовал, что сновидение должно быть зыбким, расплывчатым. Я был не прочь представить его в несколько таинственном свете, так чтобы вам пришлось о нём задуматься. Тем более что через весь фильм последовательно проходит нить, объясняющая его значение.

В начале фильма Декард узнаёт от полицейского Брайанта, что на Землю проникло шесть репликантов (трое мужского пола и трое женского). Последний сообщает также, что один из них сгорел в электрическом защитном поле. А охотиться Декарду приходится за четырьмя. Это несоответствие иногда трактуется как указание на то, что сам Декард и был шестым репликантом. Возможность последнего признавал и Скотт, хотя его целью было скорее побуждение зрителя к заданию такого вопроса, чем указание однозначного ответа на него. Однако, в финальной версии 2007 года нестыковка была исправлена (в ней говорится о двух погибших при попытке проникновения в корпорацию Тайрел репликантах).

Подобно репликантам Леону и Рейчел, Декард заворожён фотографиями своих предполагаемых родственников (они нужны репликаниам как подтверждение принадлежности к человеческому роду). При увеличении фотографии из комнаты Леона он обнаруживает на ней человека, похожего на себя, и алкогольный напиток, к которому неравнодушен он сам. Фотография, возможно, сделана до «перепрограммирования» Декарда, когда он ещё выступал на стороне репликантов. О предыдущем их знакомстве свидетельствует и то, что при первой встрече с Роем тот сразу называет его по имени, а Прис цитирует философа Декарта.

По поводу сцены с единорогом режиссёр отмечает, что Декард находится в состоянии легкого опьянения. Он перебирает старые фотографии, служащие репликантам суррогатом воспоминаний. Первым звеном в цепи ассоциаций, ведущих к образу единорога, становится музыка. Единорог показан скачущим по ярко освещённому лесу — это мир, совершенно отличный от того мертвого городского пейзажа, который мы видим в фильме. Уже это одно указывает на нереальность сновидения. Не исключено, что сон о единороге — стандартный имплант в сознание репликантов, на что указывает и фигура единорога, промелькнувшая перед зрителем среди прочих игрушек в квартире дизайнера репликантов Себастьяна.

Декард и Декарт
Далеко не все зрители отдают себе отчёт в философской подоплёке конфликта людей и их подобий. Само имя главного героя отсылает к фигуре родоначальника рационализма — Рене Декарта, в то время как с губ репликанта Роя в финале картины слетают слова основоположника иррационализма — Ницше. Ницше предсказывал и воспевал явление сверхчеловека, и именно такой фигурой предстаёт в фильме репликант Рой, созданный корпорацией под девизом: «More human than human». Его имя в переводе с французского означает «властитель, царь». Он не только физически сильнее обычных людей, он их великодушнее, ибо оказывается способным спасти жизнь своего врага. Кроме того, он лишён классовых иллюзий, делящих человеческие существа на истинные («право имеющие», в категориях Достоевского) и «мнимые», по определению подлежащие уничтожению.

Философ Славой Жижек отмечает, что начало фильма метафорически срастается с его концом: в первых кадрах Декард прослушивает плёнку допроса репликанта Леона, не подозревая, что к концу фильма окажется на его месте — в положении преследуемого. Заключение об искусственном происхождении Декарда бросает новый свет на фабулу фильма и порождает вереницу новых вопросов. Если Декард не в состоянии отличить свои сны от подделок — насколько в состоянии сделать это зрители? И если Декард — всего лишь порождение человеческого разума, то тогда кто такие мы? Таким образом, в режиссёрской версии «Бегущего по лезвию», более философской чем первоначальная, центральным оказывается вопрос о природе человека.

Наблюдая за людьми, проходящими вдоль улицы под его окном, французский философ видел только «шляпы и плащи, за которыми могут скрываться искусственные машины, действия которых продиктованы пружинами». Декарт полагал, что открыл ключ к природе человека — существует не тот, кто двигается, а тот, кто мыслит («Cogito ergo sum»). Эту знаменитую максиму походя повторяет в обоснование своей борьбы за жизнь репликантка Прис. Раз репликанты способны к мышлению — они тоже люди и, следовательно, обладают правом на жизнь.

В плену иллюзии
Пропущенные через сознание Декарда образы «Бегущего по лезвию» демонстрируют, как воспоминания, эмоции и желания образуют коллаж, который зовётся сознанием, и что именно тяга освободиться от всяческих ограничений, духовных и физических, делает нас людьми. Линия различия между людьми и репликантами в фильме узка, как лезвие бритвы. Защитник исключительности людей и истребитель репликантов сам оказывается репликантом. Один из создателей репликантов по имени Себастьян, начиная преждевременно стареть, попадает в положение своих изделий и переходит на их сторону. Биологическая и психологическая природа этих индивидов вступают в конфликт друг с другом. Комментируя это несоответствие биологии и психологии, Жижек приводит фразу журналиста из еженедельника «Тайм»:

У каждого должна быть своя история, собственный нарратив. Такие рассказы ценны, незаменимы. Мы не знаем, кто мы такие, до тех пор, пока у нас не появится воображаемая версия самих себя. Без неё мы практически не существуем.

Репликанты в фильме разбиты на группы тех, кто в отсутствие такого нарратива бросает открытый вызов своим создателям (группа Роя), и тех, кто питает иллюзии относительно своей истинной природы (Декард и Рейчел). Ничто человеческое оказывается не чуждо этим подобиям людей — ни эмоции, ни любовь, ни даже Эдипов комплекс. Так, Рой раздробляет череп своему создателю, предварительно поставив ему мат в шахматной игре, которую многие поклонники фильма ошибочно принимают за «бессмертную партию». Тем самым он показывает своё превосходство над Тайрелом — не только физическое, но и интеллектуальное.

Декард и Рейчел ещё ближе к людям, чем группа Роя: они снабжены маскирующим их механическую природу нарративом — аналогом таких сугубо человеческих качеств, как воображение и память. В финале фильма главный герой осознаёт свою природу — он сам и самое близкое ему существо принадлежат к той группе, истреблению которой он посвятил свою жизнь. Теперь он сам оказывается в положении преследуемого, и в его ушах раздаётся зловещее эхо последних слов Гаффа насчёт его возлюбленной: «И ей не суждено жить! Но ведь каждый когда-то умирает…»

Метафорическое прозрение Декарда в последних кадрах замыкает лейтмотив глаза, который рефреном проходит сквозь образный строй фильма. По словам режиссёра, прав тот, кто сказал, что глаза — зеркало души, с одним уточнением: «Я бы назвал их окнами головы». Мотив зрачка как воплощение значимых для фильма тем иллюзии и зрения проходит через него красной нитью:

  • В первых же кадрах зрачок Большого брата отражает грандиозный в своей безбрежности индустриальный пейзаж.
  • Тест Войта-Кампфа основан на наблюдении за зрачком опрашиваемого.
  • Из-за недостатка оптической технологии глаза репликантов — от совы Тайрела до самого Декарда — иногда вспыхивают зловещим, таинственным блеском.
  • На фотографии Леона репликантка Зора запечатлена в зеркале, имеющем форму глаза.
  • Декард спрашивает Зору, не подглядывают ли мужчины за её уборной через просверленные в стенах дырки.
  • В одной из сцен репликанты допрашивают изготовителя глаз в цехе по их производству.
  • Прис обводит свои глаза чёрной тушью и погружает руку в сосуд с глазами. Рой в виде шутки приставляет стеклянные глаза к своим собственным.
  • Тайрел носит очки с толстыми стёклами, однако лишается глаз — их выдавливает Рой. То же самое Леон пытается проделать с Декардом.

Эхо «Соляриса»

Было бы ошибкой считать проблематику «Бегущего по лезвию» новым словом в истории кинематографа. Незыблемость понятий человека о своей природе одним из первых в фантастической литературе поставил под сомнение Станислав Лем в романе «Солярис» (1961). В мире Лема нет знания абсолютного, истинность любого суждения зависит от контекста. «Тогда как Дик (и режиссёр Ридли Скотт) не идут дальше жутковатого триллера, Лем лукаво сшивает психологию с философией до тех пор, пока не рассыпается в прах любое доступное здравому смыслу представление о том, что лежит в основе личности».

В осуществлённой Тарковским в 1972 году экранизации «Соляриса», как и у Ридли Скотта в «Чужом», действие происходит на затерянной в просторах космоса планете. В кульминационной сцене фильма порождённая океаном планеты девушка Хари отстаивает свою человеческую природу от нападок учёного Сарториуса, который называет её «копией», «механической репродукцией» и «матрицей». Переиначивая картезианскую максиму, Хари видит свою человеческую природу в том, что ей доступны воспоминания. За спиной героини видна копия статуи Венеры Милосской, поднимая калибр спора до вопросов о грани, разделяющей человеческое и механическое начала, реальность и галлюцинацию, искусство и технологию.

Стилистика

Нуар будущего
На момент своего релиза «Бегущий по лезвию» не вписывался в расхожие схемы классификации фильмов. Парадокс состоял в том, что визуальный ряд картины о технологиях следующего века был замешан на нуаровых образах 1940-х. Из интервью режиссёра следует, что он изначально хотел бросить вызов Голливуду, поставив в центр крупнобюджетного блокбастера фигуру пресыщенного жизнью антигероя, «почти бездушного человека, которому плевать, стреляет ли он в спину или в лицо», становятся ли его жертвами мужчины или женщины. Режиссёр стремился придать фигуре Декарда сходство с Марлоу — циничным героем «Глубокого сна» (1946) и других детективов Чандлера.
 
В Лос-Анджелесе будущего всегда идёт кислотный дождь.

С высоты сегодняшнего дня в фильме видят один из первых образцов «нуара будущего», или нео-нуара. «Бегущий по лезвию» насыщен отсылками к проникнутым цинизмом и пессимизмом фильмам сороковых. Так, Брэдбери-билдинг — неоренессансное здание 1893 года постройки, которое представлено в фильме обиталищем дизайнера репликантов, — прежде фигурировало в классических нуарах «Двойная страховка» (1944) и «Мёртв по прибытии» (1950). Декард носит плащ спортивного покроя — непременный атрибут детективов в фильмах сороковых, а Рейчел — классическая «роковая женщина» в традиции Гилды. Она предпочитает помаду яркого красного цвета, её тёмные волосы туго собраны в узел, она носит жакеты с объёмными подплечниками a la Джоан Кроуфорд.

По всему фильму Скотта разлит свойственный жанру нуара дух циничного пессимизма. Создателям «Бегущего по лезвию» чужда идея прогресса: через переливы холодных неоновых огней прорываются распад и разложение материи, а сцена убийства главы фирмы-производителя киборгов снята при свечах, как будто в костюмной драме. Для обозначения антиутопии, в которой высокие технологии XXI века сходятся с приметами зари индустриальной эры (социальное бесправие, кризис гуманности, уличный беспредел), впоследствии возник особый термин — киберпанк. «Бегущий по лезвию» считается одним из первых и наиболее характерных примеров этого стилистического направления.

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

 
« Пред.