http://newsklad.ru/ аренда склада 800 в люберцы. . Подробное описание ремонт шредеров у нас.

Хижина из торфа

Любопытно и характерно, что особенность концептуального искусства отозвалась тем, что в 70-х, по слухам, несколько американских галерей и музеев сумели обернуть его эфемерную природу себе на благо. Признав и даже оценив сопутствующие концептуализму тексты, заметки, диаграммы, инструкции и фотографии, музейщики сделали эти во всех отношениях малозатратные форматы предметом стремительных коммерческих сделок и недорогих экспозиций. Необременительное с точки зрения хранения, транспортировки, показа, описания и страховки концептуальное искусство рисковало стать готовым ответом на сокровенные чаяния арт-дилеров, поскольку радикалистские инновации с присущей им материальной простотой обрели теперь свою коммерческую стоимость.

Пожалуй, этого нельзя сказать о концептуализме в широком международном контексте, где честолюбивые замыслы альтернативного искусства тоже пустили корни. К примеру, несколько художников, бегло освоивших язык минимализма и концептуализма, предприняли попытки согласовать с новыми формами локальные политические проблемы. Брайан О’Догерти (родившийся в Баллагадеррине, графство Роскоммон) отправился из Ирландии в Нью-Йорк в 1957-м, чтобы начать там карьеру влиятельного критика и музейного администратора. С 1972 г., избрав себе, согласно своим политическим убеждениям, националистский псевдоним Патрик Айрленд (Ирландец), он работает еще и как художник — «до тех пор, когда британское военное присутствие не покинет Северную Ирландию и все граждане не получат гражданских прав». Для своей ранней земляной инсталляции под названием «Груда» (1975) Айрленд с помощью мастерового-каменщика выстроил внутри дублинского дома XVIII века, используемого так же как галерея, традиционную ирландскую хижину из торфа.

Весьма живо передав впечатление о крестьянских сооружениях сельской Ирландии и архитектуре раннеирландских каменных церквей, «Груда» сообщала зрителю непреодолимое напряжение между крестьянской бедностью и элегантно оштукатуренным интерьером георгианского особняка. Это был один из первых примеров произведения, созданного как раз для того, чтобы поднять вопрос о классовом обществе и колониальном прошлом. Надо заметить, что ранее в том же году О’Догерти/Айрленд прочел в Лос-Анджелеском окружном музее искусств лекцию на тему «Внутри белого куба: 1855-1974», которой началась серия опубликованных в «Артфоруме» (1976) статей по феноменологии и истории музеев современного искусства, — статей, установивших новые критические стандарты для требований и запретов, расхожих в этом заметном и (к настоящему времени) весьма типичном пространстве.

На другом полюсе западного арт-мира также наблюдались события разнородного, но в чем-то и схожего свойства. В Польше, Чехословакии и России — если взять три представительных примера — в 70-80-х появлялись актуальные работы, с некоторыми отличиями от их аналогов в Западной Европе и Америке, однако система обеспечения искусства и художественная аудитория в странах коммунистического блока вряд ли были сопоставимы с западными. В этих странах рынок, столь важный и противоречивый с точки зрения западных художников, не существовал вовсе. И все-таки фундаментальные категории альтернативного искусства оказались быстро восприняты теми художниками, у которых имелся выход на Запад. Молодой Зденек Беран из Праги (пример важный, но не типичный) исходил из собственного опыта общения с враждебным политическим окружением, создавая свой эпический труд «Реабилитационный центр доктора Д.» — попытку передать муки художника, лишенного общения со своей публикой, и дань уважения чешскому психиатру Станиславу Дрвоте, автору монографии «Индивидуальность и творчество». Беран торжественно сжег в поле все содержимое своей скромной студии. При этом присутствовало всего несколько доброжелателей (среди них, по крайней мере, один фотограф), которые вполне сознавали, что даже изувеченное временем произведение искусства переживет давление и интеллектуальный террор. Для Берана это был акт противодействия обществу, где царила политическая цензура, и власти, категорически не приемлющей современное искусство.

clip_image004

Брэндон Тейлор

New posts: