Вот оно, это невезучее интервью

Неделю назад один молодой (и как оно теперь выясняется непредвзятый) журналист из «Пермского обозревателя» повстречался со мной в кафе в «Колизее». Задал много вопросов, показывающих его интерес и осведомленность. В общем, отлично поговорили.

И вот пишет буквально: «Привет Сергей! Похоже, в Перми у тебя много недругов. Издатель «Пермского обозревателя», некто Гринберг, не захотел публиковать твое интервью в газете, несмотря на то, что у меня была договоренность с редактором…»

Что за Гринберг? Почему я должен числить его в недругах? Неизвестно. Жаль проделанную человеком работу, так что я решил опубликовать присланный текст интервью здесь, в продолжении постинга. Дамы и господа, разрешите представить – вот оно, опальное интервью с медиахудожником, погубленное коварным недругом. Что ж, хорошо что в помощь студентам этот текст может быть опубликован в виде реферата. В интернете к счастью еще остались такие места, где можно без посредников заказать хоть реферат, хоть дипломную работу. Многое из банка рефератов можно скачать бесплатно.


Кирилл Петров

Сергей Тетерин: модель для сборки

Кровавый китайский балет, итальянский компьютерный квест и пермская «киномясорубка» стали самими заметными проектами московской выставки Art Digital 2004: I Click, Therefore I Am

«ай эм сергей тетерин, будем знакомы. нахожусь в перми. участник, организатор и так далее. конструирую альтернативные описания реальности, программирую иллюзорные смысловые структуры на основе хаотических материалов – и тому подобное», – так презентует себя на сайте широко известный в узких кругах продвинутой публики, интересующейся современным искусством, и практически неизвестный у себя на «родине» – в городе-миллионнике – медиа-художник.

Поводом для этой беседы стало успешное участие Сергея Тетерина в выставки Art Digital 2004: I Click, Therefore I Am (Я кликаю, следовательно, существую), которая открылась в Москве 25 января этого года в рамках Московской бьеннале. С первых дней выставки московские критики стали называть пермский арт-проект в пятерке наиболее интересных.

Модель №1:
Кина не будет!

Ты был одним из организаторов фестивалей «Read_Me» и «Machinista», участником выставки цифрового искусства «Новый Отсчет». Как ты попал на выставку «Art Digital-2004″?
По приглашению английского куратора выставки Антонио Джеуза, который сейчас работает в Москве. Вряд ли бы я попал на выставку, если бы её организовывали московские кураторы. Не потому что у них есть какое-то предубеждение, а потому, что российские деятели культуры не особо вникают в события медиа-искусства.

«Art Digital-2004″ сфокусирована на концепции игры. При этом выставка интерактивна, то есть любой желающий мог нарушить давнее музейное табу «руками не трогать!» и превратиться из пассивного наблюдателя в активного участника игры…
Да, в основе многих выставленных работ лежит идея деформирования и трансформирования компьютерных игр. Так, китайский художник Фенг Менбо сделал работу на основе игры «Quake-3″. Это настоящее зрелище полное крови и насилия и в то же время – «китайский балет». Лоренцо Пиццанелли представил похожую на компьютерный квест инсталляцию «Иконоборческая игра». Главные герои – Марсель Дюшан и Роза Селяви – уничтожают проплывающие мимо улыбки Джоконды и ангелов Джотто. «Пульт управления» находится на полу и представляет собой коврик со стрелками и кнопками, поэтому зритель/игрок вынужден практически танцевать на нем.

И ручку твоей «киномясорубки» московский зритель тоже мог покрутить…
Да. Кстати, пермяки видели этот проект весной прошлого года в Центральном выставочном зале, на празднованиях юбилея Сальвадора Дали. Только тогда я показывал всего один фильм – «Андалузский пес» Луиса Бунюэля. Сейчас я добавил серию фильмов братьев Люмьер (»Прибытие поезда», «Поливание поливальщика» и др.), «Человек с киноаппаратом» Дзиги Вертова и – как исключение – современный фильм арт-группы «Синие носы».

Думаю, проект не просто аттракцион, демонстрирующий, что к компьютеру можно присоединить обычную алюминиевую мясорубку….
Проект обыгрывает ряд культурных смыслов. Во-первых, благодаря «киномясорубке» стало наглядно видно, что понятия «фарш» и «кино» очень близки. Во-вторых, проект воспроизводит реальную технологию раннего кинематографа, когда кино складывалось на глазах у зрителя, почему и называлось «движущиеся картинки». «Киномясорубка» способна «складывать» кино из отдельных картинок со скоростью 10-15 кадров в секунду, а это в два раза меньше, чем, ну скажем, на телевидении или в современном видео. И, в третьих, создается подлинное ощущение, что перед нами творится иллюзия. Зритель получает возможность увидеть, из чего на самом деле состоит фильм. Подобное ощущение испытывал Нео в конце первого фильма «Матрицы», когда он увидел, из чего состоит окружающая его реальность…

Модель №2:
Антимедиаматричное шоу

То есть проект дает возможность зрителю ощутить себя творцом, монтажером кинореальности…
Для демонстрации фильма требуется произвести некоторое направленное мускульное усилие – «создать кино». От этого процесса вы реально устаете, а не как обычно лежите на диване, переключая каналы телевизора с помощью пульта. Это ваша личная борьба с медиаматрицей, с насаждаемыми культурными смыслами. Я как художник приветствую любой проект, который способствует пробуждению личности от матрицы, то есть от всех коммерциализированных средств массовой информации. Большинство людей не справляется с задачей критического осмысления потока медиапродукции, который вливается в их головы с откровенно корыстной целью. Задача художника здесь – показать «изнанку» и механизмы кино- или видеопотоков. Или показать хотя бы, что не только китайская клавиатура с мышью могут быть присоединены к компьютеру и служить посредниками в работе с цифровым миром. Художник может создавать собственные устройства, с помощью которых он будет взаимодействовать с компьютером. И в этом мой проект вполне естественно и органично встраивается в ряд других проектов европейских и американских художников, которые экспериментируют с компьютером и его аудиовизуальными характеристиками с целью расширить цифровое пространство, сделать его творческим и игровым.

Но при этом проект очень веселый и рассчитан на разную категорию людей, а не только на высоколобых интеллектуалов…
Когда-то я делал довольно трудные для понимания проекты. Но сейчас пришел к убеждению, что уже в «первом чтении» проект должен быть легким и очевидно привлекательным. Поэтому «Кино из мясорубки» построено как почти ярмарочное шоу с «интеллектуальной подкладкой». И я думаю о развитии этого проекта – например, о добавлении качественной аудио составляющей, на основе современных технических средств. Таким образом, чтобы получилось яркое и многостороннее аудиовизуальное представление. А пока что все просто: маленький компьютер, мясорубка и кинопроектор.

А как проект был принят московской публикой?
На открытии фестиваля в Москве я был поражен размахом мероприятия и качеством представленных работ. В организации выставки чувствовался «не типично российский подход». А отношение публики и прессы ко всему происходящему было очень позитивным: «Киномясорубка» без внимания не простаивала, постоянно кто-то крутил ручку, кто-то стоял рядом и обсуждал.

Модель №3:
Новая миссия художника

Современная культура сейчас находимся в ситуации демпинга. Роль искусства и художника в обществе совсем ничтожна…
Действительно, ситуация изменилась. Появились масс-медиа, теперь можно с легкостью тиражировать любые произведения искусства, делать любые аллюзии и цитаты. Телевидение бесконечно «пережёвывает» свои собственные старые образы и символику. Ему проще показывать снова и снова само себя, чем изобретать новые культурные смыслы. Старые форматы искусства и старое понимание культурной роли художника уходят в прошлое, вместе с интересом зрителей к культурным учреждениям советского образца. Современным художникам приходится переосмыслять свою роль: что я могу сделать в ситуации тотального тиражирования? В ситуации, когда всем командуют масс-медиа? Надо вступать в новые взаимоотношения со зрителем и СМИ, направлять креатив в совершенно новые области. Возможно, это будет искусство, реализованное в формате телевидения. Или радио, или интернета. Не надо ждать пока искусствоведы созреют для обновленного понимания современного искусства. Все равно новые «правила игры» оформятся только через 20-30 лет.

В ситуации тиражирования всего и вся, откуда ты черпаешь новые творческие импульсы, что вдохновляет – музыка, поэзия?
Не поэзия – точно. Вдохновляют такие тексты таких культурологов и философов, как Поль Вирилио, Маршал Маклюэн, Дуглас Рашкофф, Борис Гройс… А на самом деле, хочется сделать хорошую выставку, на которую бы пришли молодые девушки, люди разных занятий, и чтобы всем понравилось, и все веселились. Хочется почувствовать себя героем, хотя бы на один вечер… это обычные радости художника (здесь надо поставить смайлик).

Модель №4:
Литература – самый короткий путь в вечность

Помимо медиа-арта ты пишешь художественные тексты, самый известный из которых был посвящен гаданиям коми…
Это конечно не главное в моей жизни, но я всегда нахожу для такой работы время, потому что мне симпатична культурная роль писателя. И потом: у меня годами накапливается то, что может быть в итоге реализовано только в литературной форме. Литература – это самый короткий путь в вечность, великолепный жанр. Скажем, люди до сих пор читают «Двойняшки», которых я написал пять лет назад, и мне это приятно. А сейчас я заканчиваю книгу «Электронная мифология».

О чем эта книга?
«Электронная мифология» – это поэтическое воплощение моих культурологических и философских идей, связанных с миром электронных медиа: телевидения, рекламы, компьютеров. Я понял, что мне не хватает философской подготовки, чтобы на хорошем уровне рассуждать об этом. Поэтому я сказал что хотел в форме коротких «притч».

Модель №5:
За здоровье художников!

Расскажи о своих последних проектах.
Сейчас я все больше времени и усилий трачу на кураторскую и менеджерскую работу. Недавно получил интересное предложение от частного лица, который пригласил меня поработать в качестве куратора с ним индивидуально. У этого человека оказалось много нереализованных идей, связанных с фотографией, видео и т.д., и есть деньги чтобы заняться медиа-искусством без оглядки на социум. Меня эта работа в достаточной степени вдохновляет. Может быть, впоследствии я мутирую в «галериста медиа-искусства» или «культурменеджера». Или буду совмещать эти деятельности с тем, что делаю сейчас – жаль бросать проекты, которые делают меня известным и обеспечивают интересную жизнь.

А что будет с фестивалем «Machinista?»
Из-за отсутствия местных спонсоров, фестиваля в 2005 году не будет. Он пройдет через год в Вене.

Когда пермская публика увидит твои перформансы?
В феврале в Перми я организую показ работ фестиваля «Machinista» в новой пермской галерее «12 этаж». А после Art Digital «Кино из мясорубки» отправится по городам Латвии. Кроме «киномясорубки» я повезу туда работы фестиваля «Machinista» и проект «Shining-TV» известного московского художника Аристарха Чернышева.

То есть это будут такие глобальные гастроли…
… в рамках одной маленькой страны.

Почему ты едешь в Латвию? Что там вообще происходит с медиа-искусством? Евро на художников не давит?
С искусством там все замечательно. Оно пользуется мощной поддержкой государства. Все средства, получаемые от продажи алкоголя, правительство Латвии принципиально направляет на поддержку культуры. Поэтому люди в барах знают: они пьют… за здоровье художников!

Метки:

New posts: