В фильме Кубрика

Интересную метафору высказал Стэнли Кубрик в фильме «2001. Космическая одиссея». (Вы легко сможете смотреть фильм онлайн если захотите). Этот фильм вполне закономерно начинается констатацией прямой связи между высокой технологией и первобытной ордой. Электронная орда тоже хочет отвлечься от внешнего мира. Да и новости всего мира требуют такой тотальной концентрации, которая естественно переходит в полное расслабление.

Существует род медиадарвинизма, на который указывает Вальтер Беньямин своей формулой отбора перед камерой: все происходящее проверяется на предмет того, можно ли из этого сделать story. В среде слабо связанных друг с другом фактов stories создают жесткие связи. Они бывают с продолжением и уже поэтому вносят в мир смысл. Если хочешь внести смысл, найди хорошую историю. Наш мир состоит из standard stories.
В принципе истории описывают связи в сетях и вносят связи в сети. Все, о чем рассказывает какая-нибудь история, представляет собой связывание, соединение. Можно поэтому сказать, что социальные часы заведены посредством историй. И, как знает каждый, кому хоть раз приходилось описывать свою жизнь, именно истории создают единство личности. Американцы называют это storying. Социальное знание сохраняется, следовательно, не в научных текстах, а в историях.
Массмедиа заменяют мифы в качестве горизонта мира. Мир – это все, что на самом деле есть, и люди узнают об этом из медиа. Поэтому, собственно, нельзя говорить: я увидел это по телевизору, а надо говорить: я увидел это с помощью телевизора. Массмедиа осуществляют для нас предварительный выбор того, что есть. Они делают то, что социологи называют абсорбцией неуверенности, производя тем самым факты, факты, факты. Можно заключить, что массмедиа – это индустрия реальности современных обществ, и нередко изображение в массмедиа само и есть то событие, о котором сообщают массмедиа.
Воздействие массмедиа объясняется прежде всего тем, что ни у кого нет времени на проверку новости. Вместо того чтобы представить информацию для дальнейшей переработки, они потчуют нас некой смесью из убеждений и желаний. Так для зрителя возникает мир упрощенных причинно-следственных связей. При этом экспертам, как официальным менеджерам неуверенности, постоянно приходится защищаться от представителей медиа. Коммуникативист Ханс Матиас Кепплингер резюмирует: «Чем драматичнее событие, тем более растет доверие к журналистам за счет доверия к экспертам».
Следовательно, во-первых, массмедиа оперируют не столько точной информацией, сколько приемлемой и резонансной. Только факты, подтверждающие, что человек обладает достойным местом в мире, выходят на публику. Они снимают чувство страха. И во-вторых, массмедиа любят статистику и квантификацию, ибо цифры не нуждаются в обосновании. Массмедиа ориентируются в предметном отношении на количества, во временном отношении – на новости, в социальном отношении – на конфликты.

Норберт БОЛЬЦ

New posts: