Самые простые и вкусные рецепты.

Улей – дупло?

С выходом книги Б. В. Крюкова и К. И. Носовой «Пчёлы выбирают дупло» мне представилась возможность ознакомиться с «естественным законом жизни пчёл в дупле», выведенным на рубеже XIX и XX веков в наше время малоизвестным русским пчеловодом Федором Алексеевичем Соколовым, изучавшим в течение 30 лет жизнь пчёл в дупле.

После ознакомления с этим «законом» у меня появилось желание испытать его на практике, но не в дупле, а в «улье-дупле», т. е. в улье, приближенном к дуплу. Я понимаю, что создать улей, который точно соответствовал бы дуплу, практически невозможно, но попытаться максимально приблизиться к нему следует. И я решил провести эксперимент.

Пчёл я уже более пятнадцати лет содержу в передвижном павильоне с кассетными ульевыми отсеками (с расположением рамок на тёплый занос), которые позволяют обеспечить пчелосемье развитие по методу дупла, сверху вниз. С этой целью я переоборудовал один отсек под «улей-дупло». Для этого две верхние кассеты размером 450×375 мм превратил в 300×300 мм под рамку 285×230 мм, оставив наружные размеры прежними (рис. 16). Остальные четыре кассеты оставил прежними (450×375). Получился улей, суженный вверху, позволяющий в этой части зимнему клубу «закупорить его снизу, как пробкой» (Ф. А. Соколов) (см. рис. 17). Летом, 19.06.1996 г., заселил улей (две верхние кассеты) роем силой 2,8 кг. Рой развивался нормально. Через несколько дней 10 рамок вощины (285×230), в которых верхние и нижние бруски треугольные, были отстроены и заняты расплодом и частично медом. Остальные шесть рамок были оснащены сушью, в которых тоже появился расплод и мёд. После этого я поставил третью кассету снизу с 10 рамками (435×230) со светлой сушью, а под неё – запасное дно.

По мере дальнейшего развития пчелосемьи расплод опускался вниз, верхние рамки заполнялись мёдом, а я постепенно подставлял оставшиеся три кассеты. 28 июля весь расплод переместился в третью кассету сверху и на одну рамку в четвёртой. Рамки верхних двух кассет (285×230) были полностью заняты запечатанным мёдом. 31 июля напрыск появился не только в четвёртой кассете сверху, но и на трёх рамках в пятой. Таким образом, за 42 дня семья задействовала полностью четыре кассеты и частично пятую. Собрано 35 кг валового мёда, из них 11 кг товарного, который я отобрал из четвёртой кассеты. Отстроено 10 рамок суши (285×230).

clip_image002

10 августа собрал гнездо в зиму. Для этого три рамки с расплодом из четвёртой кассеты переставил в третью, а остальные убрал. Нижние три кассеты поставил без рамок. Мёда семье в зиму оставил 24 кг (в двух верхних кассетах 300×300) и скормил 5 кг сахара*. Клуб сформировался на грани второй и третьей кассет сверху (рис. 17). Леток оставил открытым на 20 мм (высота 9 мм) между второй и третьей кассетами снизу, прикрыв его снаружи щитком (рис. 17) от ветра и снега. По моему разумению, получилось подобие дупла, состоящее из шести кассет, три верхние из которых с рамками, а остальные пустые. Общая высота «улья-дупла» получилась 1564 мм, а зимний леток от низа (дна) – на 605 мм, служащий как для поступления свежего воздуха, так и для удаления отработанного (рис. 17). Верх гнезда наглухо закрыл клеёнчатым прополисованным положком, который пчёлы ещё в августе надежно приклеили и герметизировали верх. Сверху положил ватную утеплительную подушку, Заднюю стенку тоже утеплил ватным одеялом и так оставил в зиму. Семью не беспокоил до 21 марта 1997 года. В этот день убрал два с небольшим стакана, а 8 апреля еще чуть больше стакана (всего 3,5 стакана) подмора, который был сухой. В улье тоже сухо. Весенний очистительный облет семья совершила поздно, 4 апреля, это зависело от погоды.

Таким образом, первый год прошёл практически по закону жизни пчёл в дупле, если не считать того, что в дупле никто сотов снизу вверх не переставляет, а я это сделал. 8 апреля убрал три нижние пустые и третью сверху кассеты с рамками и поставил запасное дно под вторую кассету сверху. Семья осталась в двух верхних кассетах (300×300). 19 апреля в верхней кассете обнаружил отличный расплод, а 22-го начал побудительную подкормку инвертированным сахаром, по 0,25 л в день, и дал белковую подкормку из перги, прокрученной через мясорубку.

clip_image004

clip_image006

В начале мая пошёл взяток с ивы, я прекратил подкормку и поставил под низ третью кассету, оснащённую девятью рамками суши и одной вощины. В верхних двух кассетах появился трутневый расплод и одна мисочка, которую я удалил.

11 мая по своей технологии я разделил семью на расплодную и безрасплодную части и первую поставил на нижнее (основное) дно. Обработал байворолом.

21 мая в безрасплодной части расплода не оказалось (матка осталась в расплодной части). Снова обе половины объединил.

22 июня в третьей и четвёртой кассетах сверху имелся печатный пчелиный и трутневый расплод. Поставил пятую и шестую кассеты, заполненные сушью, под мёд. Верхние две кассеты (300×300) были полностью заняты запечатанным медом.

В этом году ярко выраженного взятка в нашей местности не было, но в конце июня и во второй половине июля наблюдался некоторый медосбор и семья набрала около 60 кг валового мёда. 10 августа из четвертой кассеты сверху отобрал 14,5 кг товарного мёда, а остальной (около 45 кг) оставил семье в зиму, предоставив ей право самой формировать зимнее гнездо, Кроме того, скормил 3,9 кг сахара, так как в мёде имелась значительная часть пади, Таким образом, семья пошла в зиму с запасом корма около 50 кг.

Последний отличный очистительный осенний облёт семья совершила 14 октября, что обнадеживало зимовку.

clip_image008

24 октября убрал запасное дно из-под четвёртой кассеты, но убрать рамки из неё не удалось, потому что зимний клуб сформировался в третьей и четвёртой кассетах. Опять не по Соколову, а по-пчелиному. Поставил пятую и шестую пустые кассеты, и так семья ушла в зиму. Леток, как и в 1996 г., оставил между второй и третьей кассетами снизу, размером 25×9 мм.

Приведу утверждение Ф. А. Соколова о том, что семья «…при наступлении первых осенних холодов закупоривает дупло дерева под этим мёдом всею своею массою, как пробкою, для того чтобы… не пропустить мимо себя в голову, где хранится кормовой мёд, несоответствующей температуры воздух и через это иметь возможность держать мёд непременно на летнем положении, т. е. в тёплом жидком виде…». В моём случае и это не получилось. 28 октября мёд в верхних двух кассетах (по край-ней мере в верхней на ощупь был совершенно холодным. Возможно, это потому, что «улей-дупло» – это не само дупло, а над головой клуба было слишком много меда – почти две с половиной кассеты, т.е. около 500 мм по вертикали.

clip_image010

Когда я приобрёл дистанционный термометр и начал эксперимент по развитию пчелосемьи по методу дупла – сверху вниз, то решил проверить температурный режим внутри улья.

При уже упоминавшемся эксперименте по проверке внутрипавильонной температуры я решил проверить в ходе зимовки температуру в улье-дупле, в том числе и температуру мёда. В улей были помещены два датчика: один на верхнем положке, под утеплительной подушкой, для измерения температуры в верхней части мёда, а второй – на дне улья, для выяснения, какая она будет в самом низу искусственного дупла.

Здесь подтвердились выводы, сделанные Ф. А. Соколовым для естественного дупла. Мёд в ходе всей зимы имел положительную температуру, а температура у дна улья имела промежуточное значение между наружной и внутрипавильонной за счёт поступления холодного воздуха через летки, выходящие в окружающую атмосферу, отличаясь всего на несколько градусов. Например, в феврале 2001 г. эта разница не превышала 5°С.

Разумеется, питание пчёл в течение зимы незамерзавшим мёдом положительно сказалось на зимовке пчелосемьи. На графике за февраль видно, что температура мёда в верхней части не опускалась ниже +14°С, а на дне улья – ниже -18°С, хотя наружная достигала -27°С.

Понятно, что в нижней части у клуба пчёл мёд имел температуру более высокую, или, как утверждает Ф. А. Соколов, находился в жидком состоянии, что способствовало успешной зимовке пчёл.

Весна 1998 года была на редкость затяжной – более чем на месяц. Несмотря на это, мне удалось 25 марта, в обычный для меня срок, организовать весенний очистительный облёт семьи путём подогрева воздуха в павильоне до +20°С – при наружной температуре на солнцепёке +22°С. В этот же день отобрал подмора 2,8 стакана, а к 5 мая он составил 4 стакана. В поле же пчёлы стали летать только с 25 апреля. 3 мая убрал четвёртую снизу кассету, а вместо неё поставил запасное дно. Тем самым сократил объём улья в два раза.

По семейным обстоятельствам в течение сезона систематически работать с пчёлами не мог, и пчелосемья развивалась сама по себе, без моего вмешательства. В результате отстроила всего две рамки сотов 285×230 мм, ввиду того что больше я поставить не мог. К 10 июня поставил все шесть кассет с сушью, и так семья работала до 6 августа. В этот день отобрал 21 кг мёда, оставив в гнезде ещё 35 кг, подкормил 5,15 кг сахара. Всего зимний корм составил 40 кг. Кроме того, 8 мая из верхней кассеты было отобрано 4 кг мёда. Семья за сезон собрала 70 кг валового мёда, а товарного 25 кг. Другие две контрольные семьи собрали валового мёда 50 и 41,5 кг, а товарного 30 и 21,5 кг соответственно. Из сказанного видно, что продуктивность экспериментальной семьи выше контрольных на 20 и 28,5 кг. Подобное наблюдалось и в 1997 г.

В зиму семью подготовил точно так же, как и в первый год (1996) эксперимента. Зимний клуб сформировался, как и в 1996 г. Последний осенний облёт состоялся 13-15 октября. В 1999 г. эксперимент продолжил, а пчелосемью обслуживал, как в 1996-м и 1998 гг. В результате весенний очистительный облёт состоялся 28 марта, подмора в два приема отобрал 5,25 стакана, который, как всегда, сухой. В улье сухо, без следов поноса, как и в предыдущие три года. Продуктивность семьи: валового мёда – 75 кг, товарного – 45 кг, мёда в зиму – 30 кг. Семью подготовил к зиме, как и в предыдущем году. Последний осенний очистительный облёт прошёл 1-3 октября.

9 ноября и 23 декабря мёд в верхней кассете на ощупь рукой казался холодным, значительно ниже температуры тела. После четырёхлетнего эксперимента можно сделать предварительные выводы: пчелосемья в улье-дупле развивается и зимует нормально; продуктивность семьи не ниже, чем при других технологиях; уход за семьёй упрощается, трудозатраты уменьшаются.

Внимательный читатель заметил, что в зимы 1996/97 и 1997/98 годы было оставлено неоправданно много корма (40 и 50 килограммов соответственно) при норме для нашей местности 25-30кг. Тем самым был сокращен выход товарного меда на 20 кг в первый год эксперимента и на 10 кг – во второй.

Но это был эксперимент.

В последующие годы я выходил из этого положения двумя путями.

Первый вариант заключается в следующем. Во время отбора меда снимал верхнюю кассету (300х300), а нижняя (около 20 кг меда) оставалась на месте. Пчелосемья шла в зиму на четырех кассетах 450х375 мм и одной (верхней) 300х300 мм с запасом корма с учетом сахарной подкормки (5 кг) и наличия маломёдных рамок во второй кассете (5 кг) 450х375 мм около 30 кг, т.е. в пределах нормы.

При этом варианте имел обязательно одну полномёдную рамку (300х300) для пополнения кормов в марте, положив ее на рамки верхней кассеты.

Второй вариант. Во время отбора меда верхнюю кассету 300х300 оставлял на месте, а из второй сверху 300х300 отбирал все полномёдные рамки, заменяя их маломёдными (если они были). В этом случае семья шла в зиму с запасом корма около 35 кг с учетом того, что в расплодной третьей кассете сверху имеются маломёдные рамки.

В зиму 2001-2002 гг., в порядке эксперимента, одна пчелосемья пошла по методу «сверху вниз» в верхних двух кассетах размером не 300×300 мм, а 450х375 мм. Гнездо верхних двух кассет в августе собрал так. Во второй кассете сверху оставил десять маломёдных рамок с расплодом и пчёлами, а в верхней две крайние рамки убрал и вместо них поставил диафрагмы, остальное пространство заполнил восемью полномёдными рамками. В остальном ульевый отсек собрал и утеплил так же, как и в 2000 году.

В декабре 2001 г. провел измерение температурного режима в павильоне и ульевом отсеке по следующим параметрам: мёда у верхнего положка (холстика), у дна ульевого отсека, внутри павильона (в коридоре), наружной температуры.

Построенный график температур за декабрь 2001 г. свидетельствует, что тенденция соотношения температур по всем параметрам, кроме температуры мёда, сохраняется, как и при измерении в декабре 2000 г.

Температура мёда под положком оказалась значительно ниже, чем в декабре 2000 г. Если в декабре 2000 г. она поддерживалась на уровне +5…+6°С и лишь четыре дня (самые холодные) опускалась до нуля градусов, то в декабре 2001 г. температура практически в течение всего месяца была отрицательной (-3…-6°С) и только в конце месяца, в дни потепления, поднялась до положительных значений (+2…+5°С).

Это объясняется, видимо, тем, что объём зимнего гнезда и его поперечное сечение в последнем случае значительно больше (до 45%), чем при кассетах 300×300 мм. Клуб всё пространство снизу гнезда закрыть не смог, осталась возможность проникновения с боков, особенно с торцевых сторон рамок, холодного воздуха к верхней части мёда, что и понижало его температуру. Кроме того, диафрагмы неплотно примыкали к боковым стенкам кассет (зазор 7,5 мм), что также способствовало охлаждению мёда.

Предварительный вывод: зимнее гнездо в кассетах 300×300 мм предпочтительнее, чем гнездо в кассетах 450×375 мм, и обеспечивает лучшие условия зимовки пчелосемьи. При этом, правда, создаются некоторые неудобства в работе с рамками двух стандартов.

В последующие годы продолжил эксперимент зимовки пчелосемьи по методу дупла (в верхних двух кассетах) на рамку 375х230 мм, имея в верхней кассете восемь полномёдных соторамок и две диафрагмы по краям.

Однако желаемых результатов ни в одну зиму не получил.

После публикации в журнале «Пчеловодство» (2002 г., №6,8; 2003 г., №1) статей А.Д. Гусева «Биорезонансные технологии в пчеловодстве» я решил эксперимент продолжить и проверить заинтересовавшие меня в этих статьях приведенные автором данные.

Особенно меня заинтересовал температурный режим в естественном дупле без пчел, на который указывал автор, а именно, что зимой там температура не опускается ниже -4 – 7ºС, а летом не поднимается выше +22ºС.

Обратил внимание на противоречие Гусева, высказанное им в первой статье. С одной стороны, автор заявляет, что «на сегодняшний день техническая задача по совершенствованию улья не имеет решения и лишена какого-либо практического смысла» (ПВ, 2002 г., №6, стр.34), а с другой – утверждает, что «ТДС (термодентограмма сосны) живого организма сосны приведенная им в статье, может быть не только легко проверено любителем-пчеловодом, но и послужить ему надежной информационной базой для собственной разработки искусственной конструкции, обеспечивающей ЕСД (естественная среда обитания – С.К.) пчелиной семьи, наиболее соответствующей данному региону (ПВ, 2002 г., №6, стр.36).

Эти утверждения и противоречия автора я и решил проверить. Проверить температурные данные в дупле живого дерева, приведенные А.Д. Гусевым, мне не удалось. Мой возраст в период эксперимента составлял 83-86 лет – не самый подходящий возраст для того, чтобы бродить по лесу и лазить по деревьям, разыскивая дупло, а затем проводить в нем эксперимент.

Вместо этого я решил проверить возможность создания искусственного дупла, улья, максимально приближенного к температурным данным дупла в живом дереве, приведенных А.Д. Гусевым.

Рассуждал так. Отдельный улей создать практически невозможно, а если и возможно, то он будет слишком сложным в изготовлении, дорогим и неэкономичным. Выход – свести несколько ульев в отдельные блоки, а затем объединить их в единое замкнутое пространство искусственного «дупла», что значительно упростит задачу. Оказалось, что для этих целей подходит мой передвижной кассетный павильон. В нем два блока (слева и справа) по пять ульев, размещенных в одном помещении. Выходит, что ничего специально конструировать не надо, а следует только попытаться создать нужные условия.

Осталось раздобыть прибор для дистанционного снятия показаний температуры. В этом помогли друзья, пчеловоды-любители. Эксперимент проводился в ульевых отсеках при расстоянии между соседними кассетами по вертикали 9 мм.

Ниже приводится ход эксперимента, продолжавшегося с октября 2002 года по март 2005 года.

В зимний период с помощью терморегулятора в ульевом отсеке из шести кассет, пять из которых заполнены соторамками по 10 в каждой, а шестая верхняя – восемью соторамками и двумя диафрагмами по краям, верх которой герметичен и надежно утеплен, установленного в нижней кассете у дна задавалась температура – 3ºС (рис. 18а). В салоне павильона установлен нагреватель, соединенный с терморегулятором, который отключал или включал нагреватель при отклонении температуры в отсеке от заданной. В салоне павильона также размещен датчик температуры, подключающийся к прибору для того, чтобы показания можно было снимать дистанционно, не входя в павильон, чтобы не нарушать в нем тепловой режим. Одновременно снимались показания наружной температуры.

В экспериментальном отсеке леток между второй и третьей кассетами снизу расположен на высоте 605 мм от пола (рис. 18а) открыт на 20 мм. Леток сообщается с наружным атмосферным воздухом. Все остальные летки закрыты. В отсеке пчел нет.

clip_image012

В течение зимы показания температур снимались практически ежедневно. В зиму 2004-2005 гг. в экспериментальном отсеке температура была задана – 3ºС (примерно, средняя по Гусеву).

На графике (рис.18б) показаны результаты измерений температуры в один из самых холодных месяцев – январь 2005 г.

График отражает колебание наружной температуры от -3ºС до -31ºС, а, в зависимости от этого, и колебание температуры в самом павильоне в пределах -1ºС … +15ºС. Это обеспечивало стабильную температуру в отсеке (дупле) -3ºС. Схожие показатели имеют место не только в остальные месяцы этой зимы, но и во все зимы проведения эксперимента.

Поддержание относительно высокой температуры в салоне павильона объясняется тем, что обтекание теплым воздухом отсека в данной конструкции осуществлялось только с задней стенки. Обогрев же всего отсека зависел от общего нагрева всей массы павильона. Если обеспечить обтекание теплым воздухом отсека с трех сторон (а это не трудно сделать, надо лишь вместо одной общей стенки между отсеками иметь две), то внутрипавильонная температура значительно понизится и обеспечит стабильное поддержание заданной температуры в ульевом отсеке, значительно снизит расход электроэнергии и повысит экономичность зимовки пчел.

Проведенный эксперимент наглядно показывает, что даже без использования научно-технических достижений последнего времени можно в искусственном «дупле» (улье) создать во время зимовки температурный режим, максимально приближенный к условиям дупла в живом дереве. Это по силам любому пчеловоду-любителю, а не только промышленнику.

clip_image014

Следует отметить, что во время этого эксперимента в павильоне зимовали две пчелосемьи, одна из которых подготовлена по методу дупла (развитие сверху вниз) в пяти кассетах, верхняя из которых укомплектована восемью полномёдными рамками и двумя диафрагмами по краям с вентиляцией как и в эксперименте – только через 20мм леток между второй и третьей кассетами снизу, при этом остальные летки были закрыты.

Вторая пчелосемья была подготовлена по методу развития снизу вверх в двух нижних кассетах, где вентиляция осуществлялась через леток между дном и нижней кассетой и через непрополисованный положек, через верх.

П. В гнезде сухо, признаков поноса нет, подмора мало и он сухой. В экспериментальной семье осталось меда не менее 10 кг.

Весной, летом и осенью эксперимент проводился в двух ульевых отсеках при естественной вентиляции как салона павильона, так и экспериментальных ульевых отсеков, один из которых был оснащен точно так же, как и в зимнем эксперименте. Второй отсек был пустой , без сотовых рамок.

Подогрев и принудительная вентиляция не включались ни в какую погоду. Вентиляция салона осуществлялась в обычном порядке, как и во время летних работ без эксперимента, описанных в разделе «Содержание пчел в передвижном кассетном павильоне». Павильон стоял на солнцепёке без дополнительных затенений.

В экспериментальных отсеках были размещены датчики температуры в нижних кассетах. Открытие летков в эксперименте (их количество и ширина) соответствовало леткам в рабочей пчелосемье, находящейся в павильоне.

Показания температур снимались как в ульевых отсеках (дупле), так и наружной, практически ежедневно, дистанционно, с помощью подключения прибора к датчику с тем, чтобы не нарушать температурный режим в отсеках.

В год проведения эксперимента (2003) все три летние месяца оказались жаркими, температура достигала +30ºС. Привожу наиболее показательный график температур за август (рис.18в).

Из графика видно, что разброс температур по всем параметрам (наружная, в салоне павильона и в ульевых отсеках) незначителен и несущественно отличается от наружной во всех остальных элементах.

Однако самой низкой оказалась температура в отсеке без сотовых рамок, только в течение четырех дней она превысила +22ºС не более, чем на 2ºС, а в отсеке с сотовыми рамками в течение 5 дней оказалась выше этого предела не более, чем 3ºС. В июне и июле наблюдалась такая же картина. В июле в бессотовом отсеке превышение контрольной температуры (+22ºС) наблюдалась в течение пяти дней не более, чем на +3ºС, в отсеке с сотами – в течение десяти дней не более, чем на +4ºС, а в июне соответственно в течение двух дней в обоих случаях не более, чем на +1ºС. Отклонения незначительны и ими можно пренебречь.

Отсюда можно сделать вывод, что в условиях пермской области и регионах со сходными климатическими условиями естественно обеспечивается температурный режим в ульевых отсеках кассетного павильона, максимально схожий условиями дупла в живом дереве (по данным А.Д. Гусева).

Что касается регионов с более жарким климатом, то очевидно, что в одних их них будет достаточно применить дополнительное затенение павильона и принудительную вентиляцию салона, а в других оборудовать павильон холодильной установкой. В промышленных павильонах это не составит большого труда, а пчеловоды-любители смогут воспользоваться холодильным агрегатом отработавшего свой срок домашнего холодильника.

clip_image016

Приведенные экспериментальные данные убеждают в том, что «на сегодняшний день техническая задача по совершенствованию улья» вполне разрешима не только на техническо-промышленном уровне, но и на уровне любительского пчеловодства.

Замечу, что ЕСО пчелиной семьи включает не только температурный режим, но и влажность, и газовый состав и запах воздуха. А.Д. Гусев указывает на влажность воздуха и наличие углекислого газа в дупле, не приводя количественных показателей, но почему-то умалчивает о запахе.

Считаю, что эти составляющие в моем искусственном «дупле» обеспечиваются близкими к оптимальным тем, что леток отсека круглый год сообщается с наружным атмосферным воздухом и создает необходимые условия для пчелосемьи.

Предварительный вывод о предпочтительности зимнего гнезда в кассетах 300х300 мм против гнезда в кассетах 435х375 мм подтвердился и в последнем эксперименте.

Из всего сказанного следует, что ящичный улей не такая уж трагедия для современного пчеловодства.

Пчеловодная практика свидетельствует, что передовые пчеловоды в ящичных ульях разных конструкций получают по 100, а иногда и по 200 кг товарного мёда от одной пчелосемьи. Остаюсь при своем мнении, что «…определяющим является не само по себе жилище для пчел, а ˝содружество˝ человека и семьи пчел» (Пчеловодство, 2003 г., №7, стр. 35).

Думаю, что дело здесь не в идеальном жилище для пчел, как пытаются утверждать некоторые, а в идеальной приспособляемости пчелосемьи к условиям жилища. Тем не менее, пчеловод должен всегда стремиться создать для пчелосемьи наиболее благоприятные условия в любое время года.


* С 1984 г. весной и в августе подкармливаю пчёл сахарным сиропом с препаратом КАС-81, не для пополнения кормовых запасов, а для профилактики варроатоза, и об этом ещё ни разу не пожалел.

С. Ф. Кривошей – Передвижной кассетный павильон для содержания пчел

New posts: