Стремление ряда современных художников

Стремление ряда современных художников выйти со своим творчеством в обширное пространство города, культуры и даже Вселенной, создать сложные аналогии между миром единично-малого и множественно-огромного — это стремление имеет своих предшественников в лице пейзажистов, создателей идеальных ландшафтов, от певца катастроф Джона Мартина (1789-1854) до любителя рискованных приключений Эдвина Чёрча (1826-1900). Истинное же величие принадлежит только эпохе первых европейских и американских путешествий, и художникам того времени даже не снились те вложения времени, денег и личного благополучия, которые привели поколение начала XXI века в темный мир вещей, себя исчерпавших и по большей части никчемных. И все-таки надо понимать, что этот спад имеет свою метафорику. Пресловутый «новый глобальный порядок» на деле не более чем беспорядок: бесконечный и неизменный беспорядок на всех уровнях от нации до детской, от континента до кладовки и назад. Архитектор и теоретик дизайна Рем Кулхаас, автор книг «Нью-йоркский делириум» (1978) и «Большой прыжок» (2002), недавно придумал концепцию junkspace, «мусорного пространства», в которой безрадостно, но реалистично описывает это общее состояние культуры. Термин «мусорное пространство» суммирует новый визуально-социальный порядок, основанный на потреблении, индивидуализации и банализации информации. «Мусорное пространство, — утверждает Кулхаас, — это политика: оно зиждется на централизованном изъятии критики во имя комфорта и удовольствия». Но, кроме того, «мусорное пространство» «бесстильно и подавляет: по мере того как преобладает бесформенное, формальное чахнет, и с ним все правила, установления, вопли о помощи… «мусорное пространство» знает все ваши эмоции, все ваши желания». Язык Кулхааса насквозь метафоричен: «То, что когда-то было прямым, сворачивается во все более сложные конфигурации. Лишь извращенная модернистская хореография могла бы объяснить эти извивы и повороты, подъемы и спуски, внезапные развороты, из которых складывается типичный путь от стойки регистрации к терминалу современного аэропорта. Мы не ставим под вопрос навязанные нам установки, мы покорно проделываем это абсурдное путешествие мимо парфюмерии, беженцев, строительных площадок, белья, устриц, порнографии, мобильных телефонов — невероятное приключение для мозга, глаза, носа, языка, матки, яичек».

Упомянув яички — и для комплекта, — мы подходим наконец, причем в совершенно ином регистре, к эффектному и экстравагантному творчеству Мэтью Барни, который своими видеоопусами «Кремастер» (с 1994 по 2002 г.) заворожил аудиторию и разозлил ее, причем то и другое в равной мере. Мэтью Ритчи о Барни отозвался так: «Крайне редко на самом деле появляется художник, который сразу так убедительно заявляет о себе как ведущий игрок, не говоря уж о личности, так идеально соответствующей нашим желаниям. Барни очаровывает в полном смысле слова, включая буквальный: это внешнее очарование создано сверхъестественной силой, и вещи кажутся не такими, каковы они есть». Одно время он учился на медицинском, потом играл в футбол, демонстрировал модную одежду, затем вроде бы занимался скульптурой, а в двадцать четыре года, в 1991 г., объявился на нью-йоркской сцене с видеоперформансом «Порог в милю высотой: Полет с анально-садистским воином». Барни в купальной шапочке, в туфлях на высоких каблуках и с титановым ледобуром в анусе лез по потолку галереи, в течение трех часов сопротивляясь силам тяготения и дискомфорта. Помимо тепловизоров и видео, галерея была оборудована различными гимнастическими приспособлениями, протезами, наплывами воска, кучками муки из маниоки, синтетическим гормоном хориотропином — все это потом стало стандартным набором символики Барни. Главные темы таких мазохистских перформансов — необходимость самодисциплины и ежедневных занятий для поддержки боеготовности тела, превращение мужского в женское и женского в мужское, и еще мотив поиска, или преодоления трудностей, ритуализированных-экстраординарным, порой невероятным способом, — короче говоря, натуральное возрождение стоических перформансов семидесятых.

Брэндон Тейлор

New posts: