Распространение радикального искусства вопреки росту процентов по вкладам

Все революционные моменты в культуре сталкиваются с одной и той же дилеммой: как поддержать боевой задор и не расслабиться в нежащих объятиях власти, в купальне банковских высоких процентов по вкладам. Мы уже упоминали тот факт, что для феминисток центральным вопросом стала сравнительная незаметность женщин-художниц в экспозициях крупнейших музеев, а также низкий статус женщин-художниц в образовательной и выставочной системах, из чего и следовали попытки создать альтернативные формальные языки. С точки зрения мужчин, ситуация выглядела иначе: в самом деле, большинство форм мужского радикализма, базирующегося на наследии искусства концептуального, вскоре подверглись опасности ввиду того, что музеи и коммерческое искусство быстро переметнулись на их сторону. Недолговечный, но значимый малотиражный журнал «Лис» (The Fox), в середине 70-х издававшийся в Нью-Йорке ответвлением английской группы «Искусство и язык», впряг в одну упряжь риторический стиль неуверенного в себе концептуализма и все более беспомощный, отчаявшийся что-то понять марксистский искусствоведческий анализ. «Лис» колко и напористо размышлял: а не подчиняется ли в конечном счете капиталистическому присвоению и сопутствующим ему инструментам общественного давления даже самый отъявленный радикализм, и в полном согласии с этим тезисом некоторые адепты журнала вскоре покинули художественную стезю и переместились трудиться в сферу образования или низовую политику. Другие же вернулись в Великобританию, чтобы заняться критическим разбором — как ни странно, живописи.

Другим художникам, вышедшим на арену в конце 60-х, также пришлось столкнуться с тем неприятным фактом, что появление все более экстремальных форм альтернативного искусства вызывает в обществе раздражение, что социуму не до новых идей, он захвачен экономическим кризисом, который затронул всех, включая художников. Именно к экстремистам относится Гордон Матта-Кларк, который в 1969-1972 гт. втайне увечил заброшенные здания на береговой линии Нью-Йорка, нарушая их устойчивость тем, что вырезал панели или даже целые стены. Таким образом он деятельно выражал свое видение города и, помимо того, свойственную ему по самой природе недолговечность архитектурной (и соответственно социальной) упаковки.

Посетившая этот дом художница Элис Айкок вспоминала, что «у основания лестницы трещина была совсем маленькая. Вы шли наверх… по мере подъема она все расширялась и наверху была уже в два фута шириной… и вы ощущали эту бездну перед собой и кинэстетически, и психологически”, что в равной мере напоминало и сюрреализм его отца, художника-коммуниста Роберто Матта, и антиформальные движения его непосредственных предшественников, художников 60-х. В остроумном проекте «Расщепление» (1974) Матта-Кларк разрезал пополам дом в Нью-Джерси, из которого жителей выселили для проведения запланированной, но так и не случившейся реконструкции. В середине 70-х жилищное строительство стало любимой темой художников на обоих континентах — как следствие кризиса цен на недвижимость, проблем с городским планированием и растущей безработицы. Художественная территория, которую предпочел занимать Матта-Кларк, располагаясь между городским вандализмом, мистической архитектурой и субтрактивной (методом отсечения) скульптурой, ограничивала правовые и логистические амбиции радикальных художников 70-х. Уже сама долговечность его работ, сохранившихся исключительно в документах, надо полагать, достаточно красноречиво говорит об их истинном значении.

Брэндон Тейлор

clip_image002

Гордон Матта-Кларк
Расщепление, 1974
Фотопленка «Сибохром» {Cibachrome)
Частная коллекция

См. также:

Новый век цифрового искусства
Современное искусство до перестройки
Концептуальная фотография Гера ван Элька

New posts: