Помощь юристов поможет

Информационно-технологическая культура немыслима без соблюдения либерально-демократических коммуникационных свобод, к которым относятся: свобода слова и печати, свобода союзов и собраний, свобода совести (вероисповедания). Наиболее полное выражение коммуникационные свободы получили во Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. Узаконенное (цензура) или неявное ограничение этих свобод есть коммуникационное насилие, противостоять которому часто возможно только опираясь на квалифицированную юридическую помощь.

Свободный от государственного управления Интернет пленяет своих сторонников не только многокрасочностью изображений, глобальностью связи, оперативностью доставки информации, но и свободой и демократичностью доступа к информационным ресурсам (пусть не всегда бесплатной).
Книжная культура изначально практиковала коммуникационное насилие, которое назовем «антикнижностью». Под антикнижностью понимаются коммуникационные барьеры, затрудняющие членам общества свободный доступ к содержанию документов. Средствами антикнижности являются все виды цензуры, чистки библиотечных фондов, засекречивание, библиоцид. Антикнижные барьеры возникают не сами собой, а целенаправленно создаются интеллектуалами, хорошо понимающими силу слова и владеющими книжной культурой. Напомню, что один из них еще в 1073 г. в «Изборнике Святослава» составил «избранный любочисленник», чтобы православные не «прельщались ложными книгами» и избегали «многих безумных заблуждений». Многотысячные списки Главполитпросвета и Главлита, рассылавшиеся по библиотекам для очистки фондов, подготавливали квалифицированные библиографы-профессионалы. Если в советские времена властные структуры насаждали барьеры антикнижности, то теперь государственная власть провозглашает: никаких коммуникационных барьеров, никаких ограничений, никакой цензуры! да здравствуют права человека, свобода слова и гласность! Можно подумать, что либералы-технократы решили, наконец, воплотить в Интернете мечту интеллигента-книжника о свободе коммуникации.
Но лучше не поддаваться красноречивой демагогии, а задуматься над вопросом «кому выгодно?». Ответ очевиден: компаниям-производителям и коммерческим распространителям информационной техники и электронных изданий. Постоянно растущий спрос на информационные новинки обеспечивают мастера рекламы, имиджмейкерства, связей с общественностью. Рекламируемые ими неограниченная свобода движения в виртуальном пространстве Интернета, произвольность выбора информации, отмена социальных ограничений на самом деле обманчивы.
Клиенты Сети, жаждущие освободиться от давления реальных социальных структур, попадают во Всемирную паутину, сотканную этими же структурами. В конечном итоге интеллигентские надежды, что миссией нынешнего Интернета-1 будет просвещение и одухотворение мудреющего человечества, а не служение корыстным интересам политиканов или олигархов и развращение диких «интернетоманов», оказываются иллюзорными.
Но либерально-демократические парадоксы информационной культуры на этом не кончаются. Парадокс заключается в том, что вседозволенность и неограниченная свобода слова, свойственные независимым средствам массовой коммуникации и Всемирной паутине – Интернету, кажутся недопустимыми интеллигентам-книжникам. Этически озабоченные альтруисты начали ратовать за нравственную цензуру коммерциализованной массовой коммуникации, а антиглобалисты протестуют против англоязычного «культурного империализма». Интеллигентные либералы, ранее осуждавшие антикнижность, теперь желают ограничить вырвавшиеся на свободу хамство, сквернословие, разврат, манипуляционные технологии. Между тем корыстолюбивые интеллектуалы, опираясь на власть, силу и демагогию, энергично вытесняют классическую книжность. Непонятно, как разрешить этот этический парадокс.

Аркадий Соколов: диалоги об интеллигенции, коммуникации и информации

New posts: