О Кибер-Пушкине в журнале ХАКЕР

Яндекс выдал новую свежую публикацию о прелестях искусственного интеллекта – где обсуждается и мой проект «Кибер-Пушкин», как водится в скептическом ключе.

XAKEP.RU: Кибер-поэзия и кибер-проза:
совсем чуть-чуть искусственного интеллекта

“Страх, что людей заменят машины сидит в подсознании пожилых людей, которые боятся подходить к компьютеру или нажать не на ту кнопку,” – сетуют психологи, объясняя таким образом трудности с освоением компьютерных программ у самого старшего поколения. В то же время, в Интернете есть целое сообщество людей, развивающих теории искусственного интеллекта.

Суть теорий предельно проста: вакуум-взрыв-образование вещества-размножение вещества-становление билогического мира-из которого происходит животный мир-из которого происходит человеческий мир-который создает виртуальный мир. Далее виртуальный мир начинает жить по своим законам. Законы предшествующих миров для виртуального мира неписаны, и происходить может все, что угодно. Виртуальный мир предшествует созданию виртуального интеллекта, который, возможно, и создаст свой еще один мир, а тот мир создаст следующий, и так до бесконечности. Эта сказка о фантастических грезах, о будущем. Во всяком случае большинство населения планеты страха перед компьютерным мозгом не испытывает, а пытается научить его тому, что умеет само.

То же происходит и в литературных кругах. Попыткам научить компьютер писать прозу и стихи можно отдать почетное место в теории сетературы. Конечно, сетература, как таковая, развивалась и была обругана и обласкана сотнями маститых критиков и литераторов… Баталии на форумах, сравниваемые с произведения Диогена Лаэртского и Сократовским красноречием. Гипертекст неоднократно обязанный популяризацией своей гипертекстовости “Игре в классики” Кортасара. А также немыслимое количество статей по поводу ничтожных графоманов и о том, какие же у нас все-таки таланливые юзеры, что все время что-то пишут.

Когда-то серверы, на которых можно было опубликовать свои стихи, знали каждого поэта в лицо. Сетевые поэты кучковались, бодались талантами и были плодовиты в своих разномастных творениях – всегда на виду. В 2000 году страничка на stihi.ru еще была признаком высокой души, а не низкой поэзии. Но рифмовать могут не все. И тогда Дмитрий Кравчук создал забавную программку, которая рифмовала не хуже сетевого поэта, выдавая смыслы, подобные экспериментальным стихам того времени.

“Я придумал достаточно простой алгоритм для поиска рифмы. Специальный скрипт-червь ищет на различных сайтах и «прочитывает» большое количество стихов, превращая их в «стихомассу» – набор идущих подряд строк. Далее внутри этой стихомассы ищутся рифмы – только в соседних строках или строках, следующих через одну. Если количество слогов и гласная в последнем слоге совпадает, то считаем, что нашли рифму. После нахождения рифмы берем по последнему слову из рифмующихся строк и помещаем их в специальный «индекс рифмы» – переваренную стихомассу. Теперь, когда пользователь запросит у нас первое из пары рифмующихся слов, мы выдаем ему второе в качестве рифмы – и наоборот. Конечно, выбранный критерий рифмы дает много осечек из-за того, что не учитываются ударные слоги и некоторые другие аспекты: примерно 10-20% – нерифмующиеся слова. Но 80-90% – это же неплохой результат!” – рассказывал Дмитрий Кравчук.

Я испробовала помощник поэта на себе в 2001 году от недостатка вдохновения. Получился такой стишок:

Наступила ночь,
Рассыпались звезды..
Ты прогонишь прочь,
Восковые слезы

Они текут не слышно,
Ты меня любишь…
На дворе предушно,
Не хочешь так жить?

Каждые вторые две строчки подобраны помощником поэта. А бессмыслица, видимо, только сыграла ему на пользу. Стихотворение я разместила на своей страничке на stihi.ru, и так и назвала его “Помощник поэта.” Но похоже, что никому не было дело до того, как она было написано. Несмотря на полную получившуюся белиберду, несколько человек в комментариях тут же принялись рассуждать, хотели бы они так жить или нет, быть им или не быть моим помощником. К слову, “Не хочешь так жить?” – строчка, предложенная “помощником поэта”.

“А так ли уж важно, с подделкой мы имеем дело или с оригиналом? Может быть, стихи – это всего лишь пища для нашего сознания, и может она быть как натуральной, так и искусственной? Ее питательная ценность целиком зависит от нашего внутреннего восприятия и от «культурного слоя» – общепринятых правил интерпретации образов, штампов. Может быть, если изготовить сложную и качественную машину для изготовления суррогатов (моя – примитивная и некачественная, на уровне эксперимента), то эти суррогаты смогут хотя бы частично заменить нам рукотворные плоды искусства? А если эта машинка к тому же будет сама обучаться, сможет «накапливать» наш культурный слой – и всегда выдавать продукцию с высоким коэффициентом актуальности – то, может быть, она станет самым лучшим творцом?” – рассуждал Дмитрий Кравчук.

Несмотря на доводы поэтов, готовых плеваться и поносить искусственные стихи на чем свет стоит, компьютерная поэзия нашла своего читателя, и даже стала популярна в определенных кругах.

Программки, пищущие стихи, плодились и размножались. Вопрочем, Дмитрий Кравчук громогласно заявивший о своем создании, не был новатором. Диплом Леонида Каганова, выложенный в интернете, поясняет алгортим таких программ. Работа была защищена в 1996 году, и автор упоминает, что есть и предшественники этой программы, но менее качественные. Одна из таких программ “Стихоплюй” выдавала новое случайно сгенерированное “стихотворение”, отвечающее правилам рифмы, при каждом нажатии кнопки F9, не требуя больше никакого вмешательства. Позднее был создан сайт Кибер-Пушкин.

“Наш стихописательный виртуал получил гордое имя «Кибер-Пушкин 1.0 beta». Я научил его всему что нужно: поэтическому ритму, правилам рифмования, специфике поэтического лексикона, а также «поэтическому взгляду на мир». Забил в базу данных лучшие образцы поэзии Есенина, Мандельштама, Вертинского и Пригова Дмитрия Александровича. Потратил на всё это МАССУ СИЛ И ВРЕМЕНИ. И что в итоге? Обнаружил, что «Кибер-Пушкин» пишет полную белиберду, да еще и с чудовищными орфографическими ошибками!”- писал Сергей Тетерин во всех своих расстроенных чувствах.

А билиберду кибер-машина выдавала примерно такую.

Я был размоченной валютой,
Ты кассовой машинке отдовалась
вдоваль.
В лужице,
с корытом
инкасатором забытый
Ненасытный,
лютый,
в унитазе смытый.
Жена банкира!!!
Я задавлен бытом.

Очень жизненно, ничего не скажешь. Написать о проекте не поленилась и “Независимая газета”. После чего автор проекта воспрял духом и создал даже Кибер-Пушкина 3D, которого можно потаскать за нос. Отзывы в основном сводились к тому, что кибер-поэзия гениальна, но все же столько лабуды.

Прокомментировать компьютерные стихи я попросила поэта, члена союза писателей Арсения Гончукова, который выругался очень вдохновенно и добавил: “Таких слава богу не встречал и не видел даже ничего такого. Это графоманы жуткие разве что, самый низ. Тут поэзией просто не пахнет, мне дико и смешно…” – остальное нецензурно. Впрочем кто знает, сколько сейчас жутких графоманов занимаются плагиатом, выдавая произведения беззащитного в своих авторских правах компьютера за свои. А если бы эти программы создавались сейчас, то наверняка они бы стоили немалых денег. Да и Кибер-Пушкин к 2003 году как-то исчерпал себя. Вроде пишут компьютеры стихи…. но и пусть пишут, мы пишем лучше. Поиграли и успокоились. А Сергей Тетерин продолжил заниматься медиа-искусством и работает на проектом Cyland.Ru, созданным для художников, образ искусства в сознании которых неразрывно связан с IT. Программы, которая бы написала стихи лучше влюбленного поэта не нашлось. Ведь компьютеры не умеют любить.

Ситуация с кибер-прозой была не менее компьютеризированной и последствия этой компьютеризации можно наблюдать и сейчас, в книжных магазинах и даже на страницах New York Times.

В основе программного обеспечения для прозаиков лежит с одной стороны гипертекст, как таковой, а с другой – увелечение скорости написания произведения. Эти две модели программного обеспечения ставили задачи перед программистами, и вынуждали отвечать навязчивому спросу на компьютеризированную прозу. В результате чего Толстые, Достоевские и иже с ними уже, наверное, не раз перевернулись в гробу. Точно также, как и програмы-поэты, содержали базы данных лучших поэтов России, так и программы-прозаики хранят в своих базах данных тексты великих классиков. Вопрос был только в том, насколько эти базы данных помогут программам создать новый текст? И имеет ли значение такая “начитанность” для электронного мозга?

Одним из эскпериментов с классической литературой можно считать “Голубое сало-2”, проект, в котором за лучшую переделку классиков дарили книгу “Голубое сало-1”. Книга эта, впрочем, вскоре была запрещена в продаже. А вот проект экспериментов над душами классиков в Интернете так и висит. Одним из шагов на пути к компьютеризации прозы была, например, переделка романа Достоевского. Один из участников «Голубого сала-2″, прогнал начало «Преступления и наказания» через некую программу и получил следующее:

«Старушонка поминутно кашляла и кряхтела. Должно быть, молодой человек взглянул на нее каким-нибудь особенным взглядом, потому что и в ее глазах мелькнула вдруг опять прежняя недоверчивость.
- Раскольников, сяочжу, студент, хушо бадао, был у вас назад тому месяц, рипс, – поспешил пробормотать молодой человек с полупоклоном, вспомнив, что надо быть любезнее.
- Помню, рипс лаовай, батюшка, рипс нимада та бень, очень хорошо помню, рипс нимада, что вы были, чистый Космос, – отчетливо проговорила старушка, по-прежнему не отводя своих вопрошающих глаз от его лица.
- Так вот-с – хушо бадао… и опять, рипс, по такому же дельцу, рипс… – продолжал Раскольников, немного смутившись и удивляясь недоверчивости старухи.
«Может, впрочем, она и всегда такая, да я в тот раз не заметил», – подумал он с неприятным чувством.»

Это был некий римейк произведения. По мнению автора статьи “Сон о сети”, подписанного фамилей Курицин, и вошедшей в летопись сетературы, римейки – порождение электронного мира, без него такого желания изобретать на основе изобретенного вряд ли получило бы такое распространение.

А массовое распространение эта идея получила в следствии написания романа “Настоящая любовь” программой PC Writer 1.0.

База данных программы содержит тексты 17 писателей, среди которых роман “Анна Каренина” был выбран основой произведения. По словам разработчиков, компьютеру понадобилось три дня, чтобы сочинить роман. По сюжету книги герои “Анны Карениной” потеряли память, находятся в неизвестном месте и в неизвестное время. При этом шов на животе Анны постоянно растет, а Вронский ранен в интимное место, поэтому может быть только ее другом. Этот сумасшедший дом происходит в окружении постоянно меняющихся пейзажей. При этом под конец книги герои как-то некомпьютерно начинают обсуждать смысл жизни. Стиль произведения оставляет желать лучшего, при том, что над ним работала целая команда филологов. Толковой рецензии на это произведение мне в Интернете так и не удалось найти, видимо, осилить психодолическую компьютерную прозу до конца критикам не удалось. Однако, руководитель проекта, главный редактор издательства «Астрель-СПб», Прокопович Александр результатом вполне доволен, и даже готовится к запуску нового подобного проекта, который будет реализован в течение года. Тайна нового компьютерного проекта не разглашается, известно только, что жанр будет достаточно гламурным. Алгоритм данной программы Александр характеризует следующей запутанной фразой: “ В основе – моделирование. Аналогичное игровым программам, когда юниты с заданным набором характеристик производят заданные же реакции на снова-таки заданные раздражители.” Однако на просьбу выслать скриншот интерфейса программы отвечает загадочным молчанием.

Несмотря на все странности компьютерного романа, доводы о том, что никакой программы нет, а написали ее литературные негры, распространились по Интернету. Создатели загадочной программы уверяют, что ее неоднократно пытались купить. Особенно настойчив был один персонаж из Испании. “Но речь шла всего лишь о тысячах долларов,” – отмечает Александр. Книга несмотря на все “против” была выпущена повторным тиражом. А Леонид Каганов, создатель одной из программ-поэтов даже был опечален, высказавшись на НТВ, таким образом «Компьютер не может написать книгу. Ее вообще нет смысла писать. Нобелевская премия — это полтора миллиона долларов. Зачем тратить время и силы на издание книги, когда можно искусственный интеллект просто отнести в нобелевский комитет».

И всё это могло бы казаться выдумкой и ничего не значащим событием в литературном мире, если бы не некий Филип Паркер, заявивший на весь мир, что он написал 200000 книг, с помощью компьютерной программы, о чем сообщила “The New York Times”. Филип Паркер – наиболее публикуемый автор в истории человечества. Он разработал программу, которая собирает информацию по заданный теме, затем обрабатывает ее и выдает почти готовую книгу. Правда, как пишет газета, для этого ему требуется около 60 компьютеров и шести программистов. Филип Паркер, профессор и известный ученый, на досуге обдумывает также и написание романов и стихов подобным способом. Среди его продаваемых книг: “Официальный справочник пациента по красным угрям», «Обзор перспектив моющихся ковриков и ковриков для ванных размером от шести до десяти футов за 2007-2012 годы в Индии», а также 188 книг об обуви, 10 о кораблях, 219 о воске, и множество других, о чем написала газета “Guardian”. Не смотря на подозрительно узкие темы для своих книг, Филип Паркер берет количеством, и по версии Amazon – он самый продаваемый автор. Amazon предлагает 85 тысяч книг под авторством Филипа Паркера.

Это явление недавно отметил и один из журналов о бизнесе. “Если обезьяну навечно посадить за ноутбук, рано или поздно она, возможно, настучит что-нибудь осмысленное. Но сегодня желающему получить текст не нужна ни обезьяна, ни человек, если на ноутбуке установлена программа Филипа М. Паркера,” – иронизирует Дмитрий Черников на страницах журнала. Никакакой оценки это явление пока не получило. И прокомментировать ситуацию я попросила члена союза писателей, драматурга Александра Гриценко.

“Компьютер может создать текст, а не произведение искусства. Тут ведь все ясно. Написать шедевр может только человек, который ощущает мир более полно, чем другие. То есть это людям даже не под силу! Лишь избранным людям…

С другой стороны можно сделать такую программу, с помощью которой компьютер будет штамповать ширпотребные книги. То что в литкругах называют «коммерческой литературой». Низкокачественные детективы, расчитанные на однократное прочтение, когда-нибудь сможет писать и машина. Наверно тогда люди осознают, чем отличается штамповщик однообразных текстов от писателя… Хотя возможен и другой вариант – профессия «писатель» станет абсолютно невостребованной. Вот, например, в наше время мало кто интересуется новейшими произведениями литературы. Популярны как раз штамповщики «коммерческих» текстов, это их поделки расходятся огромными тиражами. Если машины смогут производить коммерческие тексты, то они непременно в полной мере удовлетворят рыночный спрос, а в следствие этого издатели могут совсем потерять интерес к писателям-людям,” – говорит Александр.

Пожалуй, коммерческая радость Amazon по поводу самого продаваемого писателя соответствует этим выводам. И будет ли в будущем востребован некомпьютерный писатель, зависит от спроса публики на качественную литературу.

В целом, можно заключить, что компьютеризация литературы пошла не совсем тем путем, которым предполагалось. Ставки делались на гипертекст. В то время как уникальный проект hyperlit.iconstructor.ru затерялся в сети. А ведь он предлагает именно использовать компьютер для создания нового в литературе. Литературные произведения, в которых одновременно существует несколько сюжетных линий, которые читатель может выбирать в процессе чтения, при этом разные авторы имеют доступ к проекту и могут редактировать и дополнять гипертестовую книгу. Возможности гипертекста и того, что он мог бы сотворить с литературой, не достаточно изучены, а ведь это мог бы быть очередной поворот, это могла бы быть бесконечная книга в конце-концов.

Копьютеризация литературы уже прошла большой путь. И человек уже потребляет информацию, сгенерированную компьютером и отпечатанную большими тиражами. Но большинство людей воспринимают компьютерные поэтические и писательские потуги со смехом. Хотя, по мнению, литераторов, заглядывающих в будущее, смешного в этом мало. Предстоит развитие в неизвестном пока нам направлении серьезного компьютеризированного явления на литературном поприще. Либо компьютерная проза сгинет, как и компьютерная поэзия, либо возымеет свою власть над умами человечества, принося колоссальный доход от продаж, какой она приносит Филиппу Паркеру.

Автор: Ален@ Тимушева
Дата: 03.06.2008 21:16:11
источник

Метки:

New posts: