Смотрите описание визы москва срочно здесь.

Новые одновременности массмедиа

Массмедиа создают новые топологии событий, новые одновременности. Массовая коммуникация, осуществляемая СМИ, многократно усиливает эффект этого хронотопа, укрупняя или уменьшая топосы, «дробя» или «растягивая» время, создавая особое коммуникативное пространство, которое польский исследователь 3. Бауман назвал «текучей современностью». В этой реальности пространственно- временные локусы меняются непрерывно, создавая у коммуникантов ощущение безоружности перед временем.

Закон возрастания энтропии, общий для всех систем, способных к самоорганизации, имеет самое непосредственное отношение к объяснению непостоянства создаваемых смысловых структур в пространстве массмедиа, возникновению новых топологий событий и новых одновременностей. Становится привычной парадоксальная, казалось бы, ситуация: чем больше информации, чем быстрее она передается, тем меньше порядка в информационном мире. Особенно нагляден этот процесс в мире Интернета. Информация создается все быстрее и быстрее, а жизненный цикл ее оказывается короче, чем время, за которое она может быть переработана посетителем сайта.
«Публичность, скорость и временность», по определению американского философа Ч. Райта, являются главными атрибутами современной массовой коммуникации. Они, как двуликий Янус, становятся то аттрактором, выводящем систему из энтропии, то средством образования хаоса. Темпоральность – скорость, время – становится скалярной величиной в процессе перехода информации из состояния хаоса в определенный порядок и обратно – в хаос. Время становится независимой переменной, нередко лишенной пространственной реальности, неким сгустком энергии, имеющим большую, чем реальность, ценность. Такую «лишенную пространственных характеристик, но длящуюся во времени реальность» ученый А. М. Анисов определил как «темпоральную реальность».
Это длящееся «ничто» имеет самую большую ценность. Прайм-тайм на телевидении, минута звучания в эфире, трафик в Интернете продаются, распределяются, служат средством обмена. Вокруг не существующей реально, «темпоральной реальности» бушуют гигантские страсти, на нее расходуются огромные средства. Более того, она становится режиссером важнейших политических событий. По признанию, например, самих американских журналистов время бомбежки Югославии корректировалось по графику новостных выпусков CNN, a военную операцию США «Буря в пустыне» уже принято называть классической войной для телевидения.
Традиционные печатные СМИ в эпоху своего тотального господства культивировали логическое прочтение истории и современности как переход из состояния «вчера» в состояние «сегодня и завтра». Медиасобытия воспроизводили реальности как предсказуемые и даже ретросказуемые на неограниченно большие промежутки времени. Формировался конкретно-исторический взгляд на современность. Некоторые публицисты даже поговаривали о своей миссии «формировать историческое мышление у читателей». 
Такой эффект, как ретросказуемость, например, существенно «подстегнул» пробуждение общественного сознания россиян в период перестройки и гласности. Потоки информации, ранее недоступной массам, откомментированные идеологами реформ и политиками, способствовали радикальным изменениям взглядов на социальную систему. В восприятии аудитории воссоединились, наконец, все времена жизни: прошлое, которое было изъято из обращения, настоящее и будущее.
Кардинально меняется эпоха. Моментальность смены пространств в восприятии информации сегодняшним коммуникантом требует от него такой же скорости обновления собственной «базы данных». Но психологически затратный «апгрейд» – удел немногих.
В массе потребителей информации хронотоп цифровой эпохи вызывает элементарный «темпоральный эскапизм» – бегство от времени. К чему это приводит, говорят уже факты появления «молчаливого большинства» вместо думающего и мыслящего субъекта истории.

Информационная эпоха – вызовы человеку

New posts: