Кухни и ассамбляж

В 1981 г. состоялась новаторская выставка «Предметы и скульптура», проведенная одновременно в Институте современного искусства в Лондоне и галерее Арнольфини в Бристоле, на которой использование «урбанистических материалов» было возведено в норму. Ее участниками стали Крэгг, Билл Вудро, Эдвард Аллингтон, Ричард Дикон, Энтони Гормли, Аниш Капур, Брайан Орган, Питер Рэнделл-Пейдж и Жан-Люк Вильмут. Засим последовала экспозиция британского павильона на Венецианской биеннале 1982 г., и далее — выставка за выставкой, в Берне, Люцерне, повсюду. Базируясь поначалу в галерее Лиссон в Лондоне, «новая британская скульптура» провозгласила ряд эстетических требований, подводивших базу под ее очевидную привлекательность для искусствоведов и музейных кураторов.

clip_image002

Другой член этой группы, Билл Вудро, также был студентом во времена расцвета концептуализма в конце 60-х и начале 70-х, а теперь занимался ассамбляжами из отслужившей домашней техники и прочих предметов, собранных согласно эстетике монтажа, причем автор приобретал в магазинах самые дорогие кухни и размещал на галерейном полу в манере как модернистов (Каро), так и антимодернистов (Моррис и Джадд). Двигаясь от таких работ, как «Пять предметов» (1979), в которых обычные бытовые предметы были разобраны на части, собраны как пришлось и разложены на полу, Вудро теперь выкраивал один предмет из другого таким образом, чтобы снабдить все детали этого зрелища ссылками на тот домашний мир, в котором они когда-то существовали. Теперь, делая что-то с помощью домашней техники, было трудно не вспомнить об (их и своем) каждодневном износе.

Третьим членом группы галереи Лиссон был Ричард Дикон, также весьма живо разрабатывавший модернистский синтаксис в сторону нарративности. В молодости оригинальность его манеры заключалась в использовании таких когда-то немыслимых для скульптуры материалов, как линолеум, кожа, оцинкованное железо, слоистая древесина (типа ДСП или «сделай сам»), и виртуозном их соединении с помощью клея, клепки и вальцевания. Кроме того, Дикон создавал увеличенные копии маленьких частей тела – таких, как глаз или ухо, в манере «с точностью до наоборот» относительно традиционной модернистской скульптуры, причем масштаб и образность этих «копий», всегда чрезмерных и обращенных к публике, намеренно совпадали. Подобно Вудро и Крэггу, Дикон без особых раздумий расширял круг своих и без того разнообразных материалов и технических приемов, с некоторым копрологическим юморком смешивая образы и формы, игриво преобразуя «высокую» модернистскую серьезность. Многие скульптуры Дикона отсылают к телу, человека или животного, избегая при этом установки однозначных или неироничных отношений между формой скульптуры и ее названием. К примеру, неустойчивые, но очень точно рассчитанные обручи, из которых состоит «Рыба, вынутая из воды», исхитряются быть нарративно и материально сложными и в то же время создают, в каком-то привычном смысле, впечатление о безупречной скульптурной работе.

Брэндон Тейлор

New posts: