Интервью со Стругацким

WIENZEILE – венский журнал литературы, искусства и политики. Свежий октябрьский номер (# 46) посвящен не только каббале, но и научной фантастике – в нем много публикаций как австрийских, так и немецких авторов – фантастов и исследователей фантастики. И хотя традиционно редакцию интересует наука каббала (как свод древних знаний, дающих ключ к пониманию Вселенной) и другие поиски духа, изучение каббалы прекрасно сочетается с публикациями научной фантастики. В свежем номере отдельно выделим интервью с Борисом Стругацким, которое было взято Вали Гешль, бессменным автором и со-редактором WIENZEILE.

Борис Стругацкий: …Нам удалось немногое, фантастика и сейчас ютится в гетто, но с каждым годом появляются все новые и новые писатели, сами себя фантастами не считающие, но пишущие отличную фантастику: Веллер, Пелевин, Толстая, Петрушевская, Сорокин, Гладилин, Галкина и многие другие. Хотя, конечно, они пишут не НАУЧНУЮ фанастику, а так называемую фантастику РЕАЛИСТИЧЕСКУЮ – в традициях Булгакова, Кафки, Гоголя. Литературу о реальном человеке в необычайных обстоятельствах, о вполне реальном мире, искаженном фантастическим предположением – литературу, родившуюся задолго до научно-технического прогресса и обреченную существовать, пока у человека сохранится интерес к себе и к миру, который его окружает…

Полный текст – под катом


WIENZEILE: – Если подумать, сколько же времени вы отдали фантастике, сколько книг написали? Наверное, получится целая эра Стругацкого?

Б.Стругацкий: – Эры СтругацкОГО у вас не получится точно. Тогда уж – «эра братьев Стругацких». Они работали вместе 35 лет и написали около сорока повестей, пьес, сценариев и романов.

W: – Какое бы Вы дали определение термину «современная научная фантастика»?

Б.С. – Научная фантастика есть разновидность фантастической литературы, трактующая проблемы взаимосвязи и взаимозависимости науки и общества – проблемы «Человек и Наука», «Человек и Научно-технический прогресс», «Человек и Космос». Возникла НФ сравнительно недавно, в 19-м веке, расцвела в 20-м, а сейчас, в связи с общим падением интереса читателей к науке, постепенно увядает, сменяясь, главным образом, фэнтези.

W: – Какие интересные молодые имена можете назвать? Кто из молодых авторов Вам нравится?

Б.С. – Есть два или три десятка имен, которые у всех на слуху. Не хотелось бы выделять никого, чтобы никого не забыть и не обидеть. Загляните в Интернет на адрес http://www.sf.amc.ru – вы получите хорошее представление о современной русской фантастике.

W: – Как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию с русской научной фантастикой? Тенденции ее развития?

Б.С. – Эти тенденции, нксколько я понимаю, мало отличаются от мировых. «Жесткую НФ» пишут немногие и нечасто. Наиболее распространены фэнтези, социальная фантастика, «альтернативная история».

W: – На Западе наблюдается тенденция писать научную фантастику, крайне ориентирующуюся на коммерцию. Как с этим в России?

Б.С. – Насколько я могу судить, – абсолютно так же. Девяносто процентов текстов пишется, по-моему, исключительно из коммерческих соображений. Это естественно: рынок!

W: – Изменилось ли у русских отношение к чтению книг в общем? Это правда, что в России сегодня меньше читают? Как относились к литературе научной фантастики в советское время и как относятся теперь?

Б.С. – Читает, главным образом, молодежь. В мои молодые годы (1950-1960-е) мы, пожалуй, читали больше. Просто потому, что развлечений было тогда гораздо меньше. Теперь ведь есть и компьютеры, и видиотехника, и дискотеки, и ТВ, несравненно более разнообразное и увлекательное. Правда, и мир книги стал не в пример огромнее и насыщеннее. Я уж не говорю о том, что сейчас фантастики за месяц выходит больше названий, чем в 50-х – за целую пятилетку. Так что читают не так уж и мало. Книги на полках не залеживаются. Правда, предпочитают, пожалуй, детективы и приключения, но и фантастика в почете, особенно фэнтези.

W: – У нас в Австрии научная фантастика всегда была на положении гетто. И сегодня по-прежнему научная фантастика часто считается бульварной литературой. Нам кажется, что в России фантастика вообще и научная фантастика в частности всегда представлялась признанной как жанр литературы. Считают ли в России НФ полноценной литературой?

Б.С. – Вы заблуждаетесь. В России фантастика была всегда на положении Золушки, – «недолитературой», литературой второго сорта. «Книги, которые бездари пишут для дураков». «Литература для диссидентов или недоумков» Вот характерные высказывания критиков и (особенно!) учителей-словесников того времени. Одной из главных сверхзадач своих братья Стругацкие полагали повернуть общественное мнение, доказать, что фантастика – это часть Большой литературы. Хотя, собственно, это было давно доказано самим присутствием в рядах фантастики таких титанов, как Уэллс, Гоголь, Чапек, Булгаков, Бредбери. Нам удалось немногое, фантастика и сейчас ютится в гетто, но с каждым годом появляются все новые и новые писатели, сами себя фантастами не считающие, но пишущие отличную фантастику: Веллер, Пелевин, Толстая, Петрушевская, Сорокин, Гладилин, Галкина и многие другие. Хотя, конечно, они пишут не НАУЧНУЮ фанастику, а так называемую фантастику РЕАЛИСТИЧЕСКУЮ – в традициях Булгакова, Кафки, Гоголя. Литературу о реальном человеке в необычайных обстоятельствах, о вполне реальном мире, искаженном фантастическим предположением – литературу, родившуюся задолго до научно-технического прогресса и обреченную существовать, пока у человека сохранится интерес к себе и к миру, который его окружает.

W: – В коммунистической Европе научная фантастика угнеталась политическим режимом, рукописи часто приходилось провозить мимо няней КГБ, чтобы издать их в Самиздате или за рубежом. Какие были отношения научной фантастики и политики в те времена в СССР, какая ситуация сегодня?

Б.С. – История фантастики при советской власти – это тема для отдельной книги. Каково было братьям Стругацким при этом режиме – почитайте в моей книжка «Комментарии к пройденному» (она вывешена на сайте, адрес которого см. выше).

W: – Какое отношение научной фантастикой с фэнтэзи Вы видите?

Б.С. – Фэнтези это просто современная сказка – авторская сказка (в отличие от народной). Можно сказать, что фэнтези это «научная» фантастика, в которой фантастическое не требует объяснений и не нуждается в них. Кому интересны физические свойства Волшебной палочки или природа магических заклинаний? В мире сказки все это просто существует, всем привычно и не нуждается в толковании.

W: – Есть такая стратегия – издать научную фантастику без надписи «SF» (»SF» – научная фантастика). Так, напр. издают Владимира Сорокина, которого много читают в немецкоязычной Европе.

Б.С. – Романы Сорокина никакого отношения к НАУЧНОЙ фантастике не имеют. Это то, что мы называем «фантастикой реалистической», «магическим реализмом», «литературой остраненной действительности». Одна из многочисленных ипостасей фантастики, как художественного приема. Прямая наследница Мифа, доставшаяся нам с тех времен, когда человек считал «реальным» все – и гром с молнией, и Левиафана, и богов, спускающихся с небес, и стрелу Амура, и всемирные потопы, и пиршества в Валгалле.

W: – С уходом на пенсию Вольфганга Ешке и Франца Роттенштейнера – важнейших издателей научной фантастики в немецкоязычном пространстве – окончится целая эра. Какие возможности опубликования научной фантастики существуют в России?

Б.С. – Вы имеете в виду возможности публикования НЕМЕЦКОЙ фантастики? По-моему, у этого «товара» в России найдется свой покупатель. Переводную литературу в России до сих пор любят и даже предпочитают, – правда, в первую очередь англо-американскую.

W: – Кафе «Бологое», где Вы встретились с Вашим братом, еще существует?

Б.С. – Это кафе – выдумка журналистов. Его никогда не было, нет и теперь уж и не будет, увы.

W: – Что посоветуете молодому человеку, который решил стать писателем-фантастом?

Б.С. – Набраться терпения и побольше читать – НЕ фантастику.

Интервью с редакцией журнала «Винцайле»
Valie Goschl, wienzeile@gmx.net

Wienzeile # 46, Wien 2005
www.wienzeile.at

New posts: