Организация и проведение детских праздников. . Книга руководство инструкция по ремонту тракторов мтз.

IconMan в Перми

В марте 2012 в Пермь приехал известный московский медиахудожник Алексей Шульгин, чтобы открыть на главной площади города медиа-скульптуру производства своей арт-группы «Electroboutique». Трехметровая скульптура человека, состоящая из иконок популярных социальных сетей и интернет-сервисов, эффектно засияла на ночном фоне пермских улиц. Сотрудник Сайланда Сергей Тетерин улучил минуту и задал Алексею пару вопросов.

Алексей, как ты считаешь, когда в нашей стране началось всё это движение, связанное с медиа-артом? В какие годы художники в России стали задумываться о подобных проектах?

Я напрямую связываю появление российского медиа арта с культурной программмой Джорджа Сороса «Media, sweet media», которая была развернута в Москве в 1993-94 годах. Я имею в виду «NewMediaLab», конференции «NewMediaLogia» и «NewMediaTopia». На базе тогдашнего Центра современного искусства Сороса в москве появилась «МедиаАртЛаб». Это была такая инъекция западного медиа-арта в российскую арт-сцену, и вот с тех пор всё это пошло-поехало. Все люди, которые сейчас у нас известны в связи с медиа артом, там были, вращались, терлись как то вокруг этой программы.

И второй вопрос. Ну, 1993 год – это означает, что прошло уже ни много ни мало почти двадцать лет. Возможно ли сегодня, по прошествии стольких лет выделить какие-то отличительные черты в российской поросли медиа арта? Есть ли что-то очевидно отличное от того, что нам прививали, появилась ли русская вариация того штамма, который в нас вбрасывали? Что из нас получилось? Чем мы отличаемся сегодня от западного медиа арта – не будем обсуждать американский, японский, но сравнительно хотя бы с европейским медиа артом? Есть ли у нас что-то «свое»?

Проще перечислить то, чего у нас сравнительно нету. У нас нет например DIY – медиа арта в стиле «Do it yourself», когда художник выступает своеобразным агентом деловой демократии, создавая и предлагая инструменты для демократизации общества через новые технологии. У нас также нет движения Open Source, которое на Западе играет важную роль в медиа арте и переплетается с ним. Да и даже западная идея о том, искусство тоже может быть Open Source – у нас в России сама ментальность восстает против этого. Из-за того что у нас в стране отсутствуют такие мощные профильные арт-институции как ZKM или Ars Electronica, у нас практически не развито сложное, комплексное направление медиа арта, связаннное с виртуальными реальностями, построением сложных интерактивных взаимодействий – просто потому что в России для подобных экспериментов нет инфраструктуры. Да и вообще до самого недавнего времени медиа арт в России был уделом одиночек-безумцев, копируя ситуацию с русским авангардом начала XX века. Инъекция Сороса в 1993 году была впрыснута в совершенно неподходящую почву. У нас не было даже так называемых «креативных индустрий», с которыми западный медиа арт неразрывно связан изначально.
Надо понимать, что медиа арт на Западе – это неотъемлемая часть их структуры креативного капитализма. Особенно это касается крупных корпораций, производящих стильную потребительскую электронику – айподы, айфоны всякие. У нас же ничего этого нет. Западный медиа арт поставляет не только идеи, но и кадры для этих индустрий. А с другой стороны, является побочным продуктом специального высшего образования для индустрии IT. Всегда находятся отщепенцы, которые получив такое образование не идут на работу в корпорации, а начинают делать какие-то собственные художественные проекты. У нас же в стране всех этих разработок Филипсов и Эпплов не производится. Наши медиахудожники полностью оторваны от материальной почвы и витают исключительно в сферах собственных идей и фантазий. Но постепенно ситуация меняется. Начинают вырабатываться какие-то новые специфические производственные модели, появляются заинтересованные институции. Появляются даже государственные программы, как-то поддерживающие медиа арт и потенциально способные повлиять на его развитие. Нередко медиа арт задействуют рекламщики, которым как всегда нужно что то яркое и оригинальное для продвижения своих клиентов. Художники разумеется откликаются на такой социальный запрос и начинают что-то делать под заказ. Но всё равно российский медиа арт до сих пор существует у нас «вопреки», просто потому что у нас капитализм очень другой чем на Западе.


«IconMan». Фото: Ittarma

New posts: