Архив рубрики «Сергей Тетерин Ньюс»

Энди Уорхол и феномен публичности

12.07.2013

Развитие социальной коммуникации, основанной на современных информационных технологиях, не только не предполагает, но и тысячекратно усиливает «синдром публичности» любого высказывания и любого поступка. Электронные версии печатных изданий, гипертекстовые сайты телевизионных и радиоканалов делают достоянием публики не только конечный продукт творчества, но и позволяют приобщиться к особенностям его создания и оформления.

(далее…)

Арт-работа из Словаря Искусств

29.06.2013

1.

Французский поэт начала 20-го века Гийом Аполлинер вслед за Бодлером – и прокладывая путь сюрреалистам и Новой Волне – стал культивировать вкус к самым сенсационным элементам современной жизни. Поэт по призванию и публицист по роду занятий, Аполлинер превозносил всё возмутительное, найденное им в авангарде (это он, восхваляя ранние работы Брака и Пикассо, пустил в оборот термин «Кубизм») или в массовой культуре (серийные повести о выдуманном супермерзавце Фантомасе он называл «одной из глубочайших на сегодня работ»). Поэзию Аполлинера питал парижский хаос начала 20-го века. Возьмём, например, такой показательный отрывок из «Зоны»:

(далее…)

Burning Man принципы

02.06.2013

1. Радикальное вовлечение участников: каждый без ограничений может стать участником Бернинг Ман. Мы приветствуем и уважаем другое в людях. Нет никаких условий для вступления в наше сообщество.
2. Отдавать безвозмездно. Бернинг Ман знаменит принципом безвозмездной отдачи, или дарения. Отдавать безвозмездно подразумевает не ожидать ничего взамен.
3. Декоммерциализация. Чтобы сохранить дух безвозмездного дарения, наше сообщество поддерживает общественный климат, не зависимый от коммерческих влияний, транзакций, спонсорства и рекламы. Мы готовы встать на защиту наших принципов от любых форм коммерческой эксплуатации. Мы отказываемся от потребительского отношения в пользу соучастия в процессе.

В сторону становления, продолжительности и виртуальности

30.05.2013

В рамках данной философской гипотезы, я хочу сейчас вернуться к своему изначальному предположению о сдвиге от музыки к звуку в современной культуре. Чтобы рассказать эту историю полностью, у меня здесь не хватит места. Поэтому я просто привлеку ваше внимание к двум ключевым моментам, которые всё изменили. Первый из них имеет место в 1950-ых, и связан с  Джоном Кейджем и его кругом. Мне кажется. что Кейдж осуществил сдвиг в музыке сродни тому философскому сдвигу, который был осуществлен Ницше, Бергсоном и Делёзом. Ибо Кейдж объявляет «деконструкцию музыки»; и делает он это именно в связи со "становлением, продолжительностью и виртуальным".

(далее…)

Звук и музыка

30.05.2013

Летом 1979 г. «Кухня» ("The Kitchen") – Нью-Йоркский центр экспериментальных искусств – организовал фестиваль под названием «Новая Музыка, Новый Йорк»(‘New Music, New York’). Целую неделю в программе сменяли друг друга перформансы Филиппа Гласса, Мередит Монк, Тони Конрад, Джорджа Льюиса, Майкла Наймана и других. Фестиваль отметил наступление века минималистской и экспериментальной музыки. Весной 2004 года «Кухня» и целый сонм  других нью-йоркских арт-институций отпраздновали 25-летие того события новым фестивалем, который был назван  «Новый Звук, Новый Йорк» и афиширован как «всегородской фестиваль перформансов, инсталляций, и открытых дебатов, с представлением новых работ художников саунд арта, исследующих свежие связи музыки, архитектуры и визуальных искусств». Смена ключевого слова в названии – с музыки на звук – скажем так, эмблематична. Ибо за последнюю четверть века «звук» постепенно сменил «музыку» как объект культурного восхищения. Не только «Саунд арт» стал заметным полем художественной практики и выставок, приветствуемых музеями и галереями по всему миру, – в академиях также наблюдался взрыв интереса к истории и антропологии аудио, подготовленный социологами, обратившими внимание на звук как индикатор временнЫх и культурных перемен. Композиторов, продюсеров и исполнителей-импровизаторов постепенно начали привлекать всё более широкие области звучания, от которых музыка ранее отмежёвывалась – шум (нойз), тишина, и немузыкальный звук.

(далее…)

О японской телепродукции

21.04.2013

Для справки, это интересно: Япония занимает одно из первых мест в мире по объему кинопродукции, которая получила мировое признание на престижных кинофестивалях в Каннах, Венеции. Имена легендарного Куросава Акира, открывшего японским лентам путь на мировой экран, и, пожалуй, не менее популярного в наши дни Китано Такэси буквально у всех на слуху. А недавно мир узнал еще одного талантливого японского режиссера Такита Ёдзиро, получившего в 2009 г. «Оскара» в номинации «Лучший иностранный фильм» за свою самобытную ленту «Проводы» («Окурибито»). Японские фильмы сегодня широко демонстрируются по всему миру. Раньше на экспорт шли главным образом самурайские боевики и каратэ-триллеры, приключенческие и исторические ленты с многочисленными сценами сражений, приукрашивающие феодальные времена, романтизирующие культ меча и образ самурая. Теперь же иностранной аудитории японцы предлагают в первую очередь психологические триллеры, все жанры мистики и фантастики и даже «розовые фильмы» (пинку муви) — «мягкую порнографию», когда-то создававшуюся исключительно для внутреннего рынка, а сегодня демонстрирующуюся даже в рамках международных киносмотров.

(далее…)

Новые одновременности массмедиа

09.04.2013

Массмедиа создают новые топологии событий, новые одновременности. Массовая коммуникация, осуществляемая СМИ, многократно усиливает эффект этого хронотопа, укрупняя или уменьшая топосы, «дробя» или «растягивая» время, создавая особое коммуникативное пространство, которое польский исследователь 3. Бауман назвал «текучей современностью». В этой реальности пространственно- временные локусы меняются непрерывно, создавая у коммуникантов ощущение безоружности перед временем.

(далее…)

Споры о ценностях и приоритетах

19.03.2013

По обе стороны Атлантики разгорелись жаркие и пристрастные споры о ценностях и приоритетах новой европейской живописи. С точки зрения ее сторонников, именно немецкая живопись обеспечивала успешный выход из художественного и эстетического тупика, в котором модернистская теория и практика пребывали последнее время. С одной стороны, она выказывала видимую готовность к «удовольствию», получаемому от живописного процесса, с другой — отвечала запросам рядового европейца, еще терзаемого недоброй памяти прошлым. Базон Брок в Германии и Дональд Каспит в Америке высказывались за то, что новая живопись укладывается в рамки авангарда, который «вынуждает нас взглянуть на, казалось бы, привычное и традиционное совершенно иными глазами» (Брок), и это зрелище, многосоставное, сложное и как бы натужно ребячливое, на самом деле представляет собой «политический жест, говорящий о беспомощности индивидуума перед лицом общественных сил, не поддающихся никакому контролю» (Каспит). В работах Пенка и Йорга Иммендорфа Каспит узрел семена «искусства всемирно-исторического, на вид всеобъемлющего, господствующего по стилю, сметающего все и вся… обезглавившего и отправившего на свалку истории искусство 60-х и 70-х, которое правило до сих пор».

(далее…)

Разногласия в критической среде

24.02.2013

Разногласия в критической среде хорошо иллюстрирует реакция на две «программные» групповые выставки, прошедшие в Лондоне в 1981 г. и в Берлине 1982 г. Лондонскую организовала группа кураторов во главе с Норманом Розенталем, секретарем по выставочной работе Королевской академии, берлинскую — искусствовед Кристос Йоахимидис. Выставка в Лондоне, высокопарно названная «Новый дух в живописи», представила таких разноплановых художников, как Базелиц, Карл Хёдике, Рейнер Феттинг, Люперц, Польке и Рихтер из Германии, Кальцолари, Миммо Паладино и Киа из Италии, Брайс Марден, Джулиан Шнабель и Стелла из США, Ховард Ходжкин и А. Р. Китай из Великобритании. Полотна признанных мэтров XX века: Пикассо, де Кунинга и Роберто Матта — придали веса работам представителей более молодого поколения.

(далее…)

Сай Твомбли

27.12.2012

Художники в середине 70-х доходили до крайних пределов теории и практики. В Германии это были Зигмар Польке и Герхард Рихтер, в Америке — Роберт Риман и Сай Твомбли, чьи бледные, расплывчатые абстракции словно олицетворяли собой всякого рода сомнение и неопределенность, с которыми нужно справиться, дабы снова определить лицо современной живописи. Твомбли в 1957 г. купил билеты на поезд и уехал в Рим, где начал заполнять свои полотна рядами абстрактных знаков, вызывавших крайне необычные, порой даже сомнительного свойства аллюзии. Каракули, завитки вермишели, цифры, кое-как набросанные части тела, какие-то вроде бы рисунки на стенах, царапины — из всего этого складывался примечательный ассортимент вразброс и наугад раскиданных почеркушек. Средиземноморское окружение с его классическими ассоциациями навеяло художнику идею картин, как бы зависших между современностью и архаикой. «Похоже на то, что здесь живопись борется с культурой, сбросив с себя ее высокопарный дискурс и удержав красоту», — писал французский теоретик искусства Ролан Барт о картинах Твомбли. Отнеся манеру художника к антииндивидуалистическому стилю Востока, Барт писал: «Она ни за что не цепляется; она сама по себе, плывет и, несомая ветром, дрейфует между желанием, которое незаметным образом управляет рукой, и вежливостью, тайным отказом от любой формы притягательного честолюбия». Этику Твомбли, писал Барт, следует искать «вне живописи, вне Запада, вне истории, на самой границе смысла».

(далее…)