Август 2011

Льву Термену – 115!

28.08.2011

Сегодня неплохой день, чтобы вспомнить советского инженера-изобретателя первого электромузыкального инструмента в мире – Льва Сергеевича Термена. Сегодня исполняется 115 лет со дня рождения Л.С. По этому поводу, выловил в интернете запись телефильма от РТР:

- но я искренне рекомендую искушенным людям не полениться и скачать с Рутракера американскую кинобиографию с рус. субтитрами - Лев Термен: электронная одиссея / Theremin: An Electronic Odyssey режиссера Стивена М. Мартина. Получите удовольствие от самой документальной ленты, которая в итоге оставляет ощущение хорошей художественной драмы. Настолько невероятные (но правдивые) жизненные коллизии Льва Термена в ней описываются.

Маршалл Маклюэн о смысле художника

27.08.2011

Художник, будучи мимом, не может быть благопристойным и велеречивым, как Улисс; он — притворщик. В качестве притворщика и подражателя он исполняет роль не моралиста, но шута. Он должен стать всеми вещами сразу, чтобы они раскрылись. А чтобы стать всем сразу, нужно опустошить самого себя... художник не призван четко выражать свои мысли. У настоящего художника может и не быть характерного стиля, но обязано быть некое чрево, через которое множественные аспекты действительности могли бы проговаривать себя. Вздор, что художник якобы полагает между вещью и читателем свой личный смысл.

Маршалл Маклюэн, “Тривиальное и четвериальное”

Брайан Ино и Элвис Пресли

26.08.2011

Продолжаем знакомство с книгой Д.Шеппарда о Брайане Ино (любительский перевод).

Поп-музыка как средство выражения всего невозможно экзотичного всю жизнь очаровывала Брайана Ино – в самом деле, это одно из определений его собственного музыкального призвания на протяжении последних лет тридцати пяти. Эта увлечённость обязана своим возникновением очень особенным обстоятельствам, при которых поп-музыка впервые вошла в его жизнь. В середине 50-х Брайан начал своё образование в атмосфере чопорных обычаев Монастырской Школы Иисуса и Марии на Вудбридж-Роуд в близлежащем Ипсуиче. Примерно в то же самое время Элвис Пресли и рок-н-ролл начинали своё неотразимое вторжение в мир западной молодёжи, принося яркую дрожь освобождающей сексуальной энергии в миллионы ни о чём не подозревавших юношеских спален. Везде, от Мемфиса до восточного Саффолка, начинал стучать молодой пульс рок-музыки, и бесцветный послевоенный мир начинал окрашиваться в бодрые цвета. Подростков внезапно стали определять не как молодых взрослых, а как суверенный демографический элемент – тинейджеров.

Воздействие Пресли, конечно, чувствовалось и в патриархально-ограниченном Вудбридже. Действительно, местный народ уже был осведомлён об обаянии ритм-энд-блюза, кантри и блюза – той музыки, которую сам Пресли усвоил и и по-своему изложил для белой американской (и следовательно, всемирной) публики. Благодаря двум местным военно-воздушным базам, маленький саффолкский анклав вполне мог называться одним из эпицентров Британии в том, что касалось хиповой музыки – ведь новаторская американская поп-музыка просачивалась в повседневную жизнь из музыкальных автоматов бесчисленных городских кафе и из магазинов культтоваров на базах, где продавались последние американские пластинки. Однако настоящий материал иногда должен был с трудом пробивать себе дорогу посреди избитой доморощенной духовной пищи; Ино так рассказывал об этом в 1988 г. в разговоре с Чарльзом Амирханяном: «В каждом городском кафе были эти жалкие, никуда не годные английские варианты людей типа Клиффа Ричарда, Крейга Дугласа и всяких прочих скверных эстрадных певцов. Но из-за присутствия громадного американского контингента посетителей, им приходилось иметь и ритм-энд-блюзовые оригиналы этой музыки. Так что я знал, что мне больше по вкусу.»

(далее…)

«Шедевры сгорели в космосе»

26.08.2011

“Московские новости” пишут: Выставочную стоимость сгоревших в «Прогрессе» картин художник планировал поднять до небес

Пейзажи Александра Шилова, которые сгорели вместе с запасами продовольствия в космическом грузовике «Прогресс М-12», пожелали видеть на борту сами космонавты. Об этом «МН» сообщила артдиректор художника Альбина Кузнецова.

Десять картин Александра Александровича Шилова, сына более известного живописца Александра Максовича Шилова, были включены в космическую посылку отделом психологической поддержки Центра подготовки космонавтов для «эмоциональной и психологической разрядки» экипажа, рассказала Кузнецова.

Этот отдел традиционно занимается «культурной начинкой» всех передач, которые попадают на МКС,  пояснил «МН» редактор журнала «Новости космонавтики» Игорь Афанасьев. На орбиту могут передавать книги, картины, сувениры. «Но это происходит достаточно редко, потому что в «Прогресс» все же много не положишь», — отметил эксперт. Афанасьев сам участвовал в отправке некоторых книг и журналов. «Надо сказать, что даже отправить журнал не всегда получается. Но если находится место в «Прогрессе», один-два номера «Новостей космонавтики» мы посылаем — космонавты читают их с удовольствием».

Афанасьев напомнил «МН», что на станции «Мир» из таких передач успела сформироваться целая библиотека, которая, если бы она не сгорела вместе со станцией, могла бы стать весьма ценной по возвращении на Землю. Библиотечка МКС тоже регулярно пополняется классикой и произведениями современных авторов, а также книгами «технического плана». В частности, отправленной на станцию самим Афанасьевым книгой «Космические крылья». Подобные передачи, по словам эксперта, иногда становятся сюрпризом для космонавтов, но чаще им посылают то, что они просят. 

Картины Александра Шилова не в первый раз стремились побывать в космосе. Несколько его пейзажей уже выставлялись однажды на МКС в апреле 2007-го, за что художник был награжден медалью имени Гагарина за заслуги перед отечественной космонавтикой. По словам артдиректора Шилова, космонавты остались очень довольны экспозицией и позже просили, чтобы выставки Александра Шилова происходили впредь «с некоторой периодичностью». «Особую энергетику пейзажей», вернувшихся из космоса, впоследствии отмечал и Владимир Путин, который приобрел пейзаж Шилова для своей коллекции, а также патриархи Алексий II и Кирилл. Кроме Путина несколько пейзажей Шилова приобрели и другие первые лица государства. Оставшиеся картины сейчас гастролируют по регионам России в рамках Года космонавтики.

Кузнецова пояснила, что картины на МКС отправляются без рам в холстах размером 30х40 см. Для первой выставки Шилову даже пришлось переписывать свои пейзажи в меньшем размере, чтобы они могли поместиться в «Прогресс».

Предполагалось, что нынешняя выставка продлится один месяц, после чего картины вернутся на Землю. Собеседница «МН» уточнила, что на семи из утерянных полотен были изображены пейзажи Подмосковья, на трех других — побережье Болгарии. Уточнить информацию о страховой компенсации и гонораре автору Кузнецова затруднилась. Ранее в СМИ сообщалось, что совокупный груз «Прогресса», составивший примерно 2,5 тонны, был застрахован в «Русском страховом центре» на 3 млрд рублей.

Кузнецова также рассказала «МН», что пейзажи для космической выставки создавались в течение полутора лет. Впрочем, судя по более раннему комментарию РИА Новости, этот срок художнику под силу и сократить. «Мы надеемся, — заявила артдиректор Шилова, — что при доставке следующего груза мы уже напишем новую серию картин, и они уже будут доставлены».

Отметим, что накануне крушения космического грузовика «Прогресс» с картинами Шилова на борту в интернете появился райдер (перечень требований, предъявляемых к организаторам выставки) пейзажиста, выставленный им Самарскому художественному музею. В нем, в частности, содержатся такие пункты :

•    Стоимость выставочного дня — 60 тыс. рублей;
•    Стоимость выставочного дня полотен, побывавших на МКС, — 120 тыс. рублей;
•    Общее количество дней — не менее пяти;
•    Гонорар художнику оговаривается отдельно;

А также требования по промоушн выставки, размещению, перемещению по городу и питанию, сопоставимые с запросами западных эстрадных звезд и голливудских актеров из первой десятки.

Замдиректора по развитию Самарского художественного музея Константин Зацепин подтвердил «МН» получение от дирекции Шилова этого документа. «Самое удивительное здесь, что это правда», — прокомментировал Зацепин.

«МН» изучили выставочную историю Александра Шилова. В ней фактически не представлены значимые музеи и галереи. Помимо МКС картины художника преимущественно выставлялись в учреждениях и государственных институтах: Президент-отеле, Звездном городке, Госдуме РФ, ИТАР-ТАСС, Доме кино, храме Христа Спасителя и др.

Источник: Шедевры в космосе

«Музыка для немузыкантов»

26.08.2011

Брайан Ино также участвовал в ещё одной студенческой группе, причудливо названной Dandelion And The War Damage. Он пел, Энтони Графтон был и тут гитаристом, на басу играл Дэйв Халлоуз, на барабанах – Альф Макдональд. Клавишника звали Джим Джонсон – он был не из их колледжа, а из соседнего Бэйсингстока. «Я познакомился с Брайаном у него дома в Винчестере – нас представила друг другу наша общая знакомая Рита Харрис», – вспоминает Джонсон. «Она тоже училась живописи. Я думал о том, чтобы пойти учиться в тамошний музыкальный колледж, и она сказала: «тебе нужно познакомиться с нашим Брайаном Ино». В Винчестере было здорово – там была своя маленькая музыкальная жизнь. Помню, что у Сары и Брайана гостил поэт Брайан Паттен. С Брайаном мы сразу сошлись, Сара тоже была мила – привлекательная и с похожими увлечениями.»

(далее…)

Фестиваль независимого кино «Будущее» в Краснодаре

24.08.2011

В ноябре 2011 в Краснодаре состоится кинофестиваль “Будущее”. В связи с этим ОБЪЯВЛЯЕТСЯ КОНКУРС РАБОТ. На офсайте организаторы отвечают на вопросы о своем проекте:

1. Зачем мы это делаем?

Идея фестиваля проста: показать будущее. Мы решили не обременять участников соблюдениями норм и правил при съёмках. Здесь не имеет значения, дрожит камера в руках или установлена на штативе, красиво обработан кадр или выложен как есть. Выражение своего мнения не должно иметь рамок (за исключением соблюдения 4-х небольших правил), мысль не должна быть приземлённой. Фестиваль «Future Fest» проводится для того, чтобы инициативные творческие личности могли проявить себя в жанре любительского кино, продемонстрировать его зрителю и оценить плоды творчества других людей.

2. Почему темой фестиваля является именно будущее?

Будущее – это очень плодотворная для разгула фантазии тема, поскольку никто не может однозначно заявить, что нас ожидает. В то же время эта тема достаточно широка, ведь будущим могут являться события, происходящие как завтра, так и через десятки тысяч лет: эта тема даёт кинематографистам обширное поле для самых радикальных и смелых творческих экспериментов.

3. Кто может принять участие в конкурсе?

В конкурсе может принять участие любой человек или группа людей, создавших фильм, соответствующий регламенту конкурса, своевременно предоставив его организаторам (через интернет или на каком-либо информационном носителе). Работы, несоответствующие регламенту конкурса, участвовать в фестивале не будут.

4. Как стать участником?

Для участия в фестивале необходимо подать заявку. Не забудьте прислать нам свои координаты и прикрепить фотографию (коллективное фото вашей студии, либо фото режиссёра, либо постер вашего фильма).

Конкурсную работу можно (предварительно связавшись с нами) выложить на файлообменник или прислать по адресу: 350040 г. Краснодар, ул. Ставропольская, 236 А, Кинотеатр «Болгария», с пометкой «Будущее твоими глазами».

5. Кто будет определять победителя?

В жюри фестиваля вошли известные российские писатели-фантасты, художники, популярные блоггеры и специалисты кинодела.

6. Мы дождёмся финала?

Мы принимаем ваши работы до 31 августа, а финал конкурса состоится в ноябре 2011 года. Проходить он будет при поддержке сети кинотеатров «Монитор», в Краснодаре в кинотеатре «Болгария».

Future Fest — Фестиваль независимого кино «Будущее»

Ридли Скотт снимет продолжение «Бегущего по лезвию»

19.08.2011

*СТ: Даже и не знаю насколько такое возможно. Типа, как решить написать продолжение Библии. Но посмотреть конечно будет интересно

Ридли Скотт объединился с компанией Alcon Entertainment для работы над продолжением собственного фильма 1982 года «Бегущий по лезвию»; он станет режиссером и продюсером будущей картины.

Харрисон Форд в фильме Ридли Скотта «Бегущий по лезвию» (1982)

Ридли Скотт будет режиссером продолжения своей научно-фантастической картины 1982 года «Бегущий по лезвию», а также станет продюсером классического фильма. Сценария пока нет, но компания Alcon Entertainment, обладающая правами на франшизу, уже полна радужных надежд.

«Слова «радость и ликование» не могут полностью выразить наши чувства по поводу заключенной сделки. Ридли Скотт сможет направить эту историю в новое русло. Мы большие поклонники его оригинального фильма и понимаем, что такой проект бывает раз в жизни», – говорится в заявлении представителей компании Бродерика Джонсона и Эндрю Косова, которые вместе со Скоттом будут продюсировать фильм.

Восторг Alcon Entertainment понятен. Эта компания выпускала фильмы, которые вызывали интерес, но не более того, вроде постапокалиптической «Книги Илая» или «P.S. Я люблю тебя». Зато в марте этого года о ее существовании узнали практически все: Alcon приобрела у продюсера Бада Йоркина права на франшизу «Бегущего по лезвию» и получила возможность делать с ней практически все что угодно:

– снимать продолжения, приквелы, телесериалы или разрабатывать компьютерные игры. Йоркин выставил лишь одно условие – не позволил делать ремейк оригинального фильма. Впрочем, приобретение прав могло бы остаться забавным казусом, но приход во франшизу Ридли Скотта меняет все.

Что именно будет снимать Скотт, пока не очень понятно. Из заявления Alcon вроде бы следует, что речь идет именно о продолжении, а не предыстории «Бегущего по лезвию». Любопытно, что буквально неделю назад актер Харрисон Форд, сыгравший в охотника на андроидов Рика Декарда, отметил, что не обидится, если его не позовут в сиквел, намекнув, что не обидится еще больше, если все-таки позовут. Но о кастинге говорить пока рано.

В настоящее время не ясна не только концепция картины, но и сроки начала работы над ней. У Ридли Скотта в планах более десятка продюсерских проектов и три режиссерские работы, одна из них – весьма ожидаемый «Прометей», премьера которого планируется на июнь 2012 года. Этот фильм задумывался как приквел к «Чужому» 1979 года – еще одной ленте Скотта, ставшей культовой, но в процессе написания сценария от первоначальной идеи остались только, по выражению режиссера, «следы ДНК Чужого», которые были включены в «уникальный и провокационный» сценарий.

Остается только надеяться, про проект не повторит странную и невеселую судьбу первой картины, для которой путь к классике оказался трудным.

«Бегущий по лезвию» был снят по роману «Мечтают ли андроиды об электроовцах?», написанном Филипом Диком в 1968 году. Первой экранизации своей книги Дику пришлось ждать четырнадцать лет, однако писатель умер за четыре месяца до премьеры. Впрочем, вряд ли она принесла бы ему радость: в прокате «Бегущий по лезвию» провалился. Летом 1982 года ему пришлось соперничать с «Инопланетянином» Стивена Спилберга и «Нечто» Джона Карпентера. Критики также не пощадили картину, доходя до эпитетов «научно-фантастическая порнография», и статус бессмертной классики пришел к «Бегущему по лезвию» гораздо позже, когда мир заново стал открывать Филипа Дика.

Отметим, что, при желании, Ридли Скотт снова может взять за основу сценария литературный источник. В середине 90-х писатель Кевин Уэйн Джетер выпустил несколько книг, которые были продолжениями новеллизации «Бегущего по лезвию».

Источник  Ридли Скотт снимет продолжение научно-фантастической картины 1982 года «Бегущий по лезвию» — Газета.Ru | Культура

Новое на Сайленде: методика изучения терменвокса

17.08.2011

Клара Рокмор: методика изучения терменвокса

В этой методичке легендарный виртуоз терменвокса Клара Рокмор дает несколько полезных советов начинающим терменвоксистам — тем, кто относится к инструменту как к еще одному голосу для интерпретации настоящей музыки, не воспринимая его как волшебную игрушку для создания странных неземных звуков. Перевод CYLAND MediaLab.

Линк: Клара Рокмор: методика изучения терменвокса

Слову «робот» исполнилось 90 лет

12.08.2011

Девяносто лет назад пражанам показали спектакль «R.U.R.». Годом ранее автор пьесы Карел Чапек сочинил историю, в которой кроме обычных персонажей действовали человекоподобные механизмы — «россумские универсальные роботы». Сначала они назывались «лаборами» (от латинского labor — «работа»), потом превратились в роботов. Robota на языке автора — слово особое и означает не просто труд, а подневольную тяжелую работу.

По сюжету пьесы дочь президента одной из стран приезжает на остров, где расположена фабрика роботов. Она борется за права трудящихся — за то, чтобы роботов приравняли к людям. Правда, борется недолго и скоро выходит замуж за сына владельца фабрики. И вот уже пролетарии-роботы выказывают неповиновение, доходит до того даже, что они идут на штурм своей фабрики. На земле не остается людей — единственный выживший, пытаясь заново открыть формулу производства роботов, обнаруживает двух влюбленных друг в друга железных существ (она, робоженщина, конечно, скроена по лекалам героини пьесы). В итоге последний человек, будто Бог, благословляет Адама и Еву нового мира.

Вообще-то человекоподобных механизмов в истории Европы было множество. Чертежи человека-машины есть в записях Леонардо да Винчи, у Жака де Вокансона человекоподобная фигура упражнялась в игре на флейте, автоматы, придуманные его коллегами, умели выделывать другие веселящие народ штуки (правда, иногда оказывалось, что некоторые механики просто делали в своих автоматах отсеки для ловких людей небольшого роста).

Самое интересное, что человечеству нужен был не просто робот. Ему требовалось человекообразное существо — как Галатея, оживленная Пигмалионом, или Голем, которому магическую бумажку в рот вложил рабби Лев, известный как Бен Бецалель. На протяжении многих веков робот был не просто устройством для выполнения работ — он был устройством, похожим на человека.

Чапек писал свою пьесу в те времена, когда человечество поверило в технический прогресс. Оно обожествило этот прогресс, да и было за что.

Несколько десятилетий прогресс был понятным поводырем — все можно было объяснить наукой. Поэт Маяковский просил химика из будущего воскресить его, а другой поэт, Николай Олейников, шутил: «Но наука доказала,/ Что душа не существует,/ Что печенка, кости, сало —/ Вот что душу образует./ Есть всего лишь сочлененья,/ А потом соединенья».

Шутки шутками, но тут старый миф о человеке, уподобившемся богу и создающем себе подобного, сошелся с атеистическим миром, где эта идея не богоборческий подвиг, а практическая задача.

В советской фантастике было полно роботов. Иностранных (предназначенных для войны, универсальных солдат капитализма) и отечественных, честных и бескорыстных. Советские роботы были тонкими и гуманными, могли чувствовать любовь к родине и только по недоразумению не были членами ВЛКСМ.

В роботе, впрочем, всегда видели опасность. Три закона роботехники писателя Айзека Азимова относят к 1942 году — это время, когда вычислительные машины занимали целые здания и верхом интеллекта считался ПУАЗО (прибор для управления артиллерийским зенитным огнем, больше похожий на арифмометр). Законы были следующие:

1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред.

2. Робот должен повиноваться всем приказам, которые дает человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат первому закону.

3. Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит первому и второму законам.

Много лет спустя, уже в 1986-м, Азимов (вернее, его робот-персонаж) сформулировал дополнительный закон: «Робот не может причинить вреда человеку, если только он не докажет, что в конечном счете это будет полезно для всего человечества». Выходит, мир роботов Азимова, говорившего, этика трех законов есть собственно этический кодекс «нормального человека», изящно дополнен совершенно человеческим абсурдным правилом. В полном соответствии с этим правилом развязывались войны, начинались революции, земля орошалась кровью. Так роботы 1986 года стали обычными людьми.
Одновременно происходило странное: люди становились все более равнодушными к существу научно-технических новшеств. Обыватель явно потерял интерес к популярному изложению проблем программирования в журнале «Наука и жизнь». Прогресс не закончился, но в головах понемногу заместился мистикой. Обывателю сейчас все меньше и меньше понятно в науке, да и сами ученые не вполне понимают коллег — таких же узких специалистов.

Нечеловекообразные механизмы варят сталь и собирают автомобили, выводят спутники в космос. Они готовы поточнее направить ракеты, чтобы в случае чего убить побольше людей. Бестелесные роботы-программы рассылают спам и ищут информацию в сети.

Но человекоподобный робот стал фигурой мистической не только в массовой культуре, но и в сознании отдельного человека. В роботов влюбляются. (Впрочем, некоторые влюбляются и в резиновых женщин, купленных задорого в специальных магазинах.) Да что там, люди могут месяцами поддерживать роман с буквами на экране компьютера, даже не зная, кто или что их генерирует. Электрический двуногий автомат помещается где-то между Дракулой и Франкенштейном. Сочлененья ускользают, свойства печенки и почек становятся только затравкой сюжета. Мало кому интересен автомат-механизм, произведенный для тяжелых работ.

Всем интересен искусственный человек. Галатея или на худой конец Голем.

Автор: Владимир Березин

Железный аргумент | Свободное время | Московские новости

Трэвелоги, дауншифтинг, отказ от совриска

12.08.2011
“Московские новости” пишут: Скоро трэвел-сериями обзаведутся все заметные издательства. Но главная проблема российского рынка трэвелогов — отсутствие правильного адресата.

В трудах Дарвина есть история о странствующем гусе Одюбоне: если ему подрезать крылья, он пускается в путь пешком. Человек по своей природе сходен по характеру с этим упрямым гусем. Любое недовольство — работой, личной жизнью, кругом общения — выливается в одну и ту же банальную фразу «уехать куда-нибудь».

Еще 50 лет назад далекие путешествия в Азию и Африку предпринимали лишь специально оснащенные экспедиции или редкие безумцы-одиночки. Но в новом тысячелетии мир стал открытым, средний класс — обеспеченным, средства связи — мобильными, а авиабилеты — дешевыми. Среди увлечений, которые указывают в своих профилях жители блогосферы, путешествия, по статистике, занимают первое место.

Но никто не научил нас науке путешествия.

Уроки дорог

«Люди заработали достаточное количество денег, у них появилась возможность и время для путешествий, но фантазию не купишь. Они просто не знают, как это — свободно передвигаться по миру, прокладывая собственные маршруты. Трэвелоги наглядно демонстрируют им новую модель поведения, которую можно принять в качестве образца и радикально изменить образ жизни», — считает редактор издательства «Логос» Олег Никифоров, запустивший вместе с европейским издательством Paulsen первую в России Travel Series.

«Мы завалены советами по поводу того, куда нам отправиться, но что-то не слышно, как и зачем». Эта цитата из книги «Искусство путешествий» Алена де Боттона. В 2006 году ее напечатали на газетной бумаге в качестве бонуса к журналу «Афиша-Мир», и она неожиданно стала самым актуальным хитом сезона. Тогда слово «трэвелог» издатели еще не выучили, а «путешествующий класс» уже сформировался. Так что многие люди, прослушав «сарафанное радио», покупали номер журнала, чтобы вынуть из полиэтиленовой упаковки заветную голубую книжицу. С тех пор ее еще раз переиздали, уже на хорошей бумаге. Примечательна книга Боттона не только тем, что ее автор действительно учит искусству путешествовать по миру, наплевав на директивы экскурсоводов и советы путеводителей, но и потому, что именно с нее началось утверждение на нашем рынке самого понятия «трэвелог».

В помощь дауншифтеру

Дауншифтинг, или добровольное «падение вниз» с карьерно-социальной лестницы, — явление древнее. Первым дауншифтером был император Диоклетиан, который еще в IV веке сознательно удалился в провинцию, чтобы посвятить себя любимому делу — выращиванию капусты. Массовый характер это явление приобрело на Западе в 70-е годы прошлого века, а сам термин возник только на рубеже тысячелетий.

Для дауншифтеров 70–80-х примером для подражания стала судьба британца Брюса Чатвина, чьи книги спровоцировали моду на свободные путешествия и кочевой стиль жизни. Сам автор никогда не пытался противостоять социальной системе. В середине 60-х, когда 25-летний Брюс Чатвин, на тот момент самый юный эксперт аукциона «Сотби» по современному искусству, отправился в свою первую африканскую миссию, продвинутая европейская молодежь еще не бросила клич «долой офисное рабство». Причиной его внезапного отказа от блестящей карьеры стал нетривиальный невроз. Однажды утром Брюс Чатвин проснулся ослепшим — в буквальном смысле слова. Мудрый окулист, к которому он обратился, посоветовал не паниковать, предположив, что «слепота» носит характер ситуативной неврастении: «Вы слишком долго рассматривали картины вблизи, почему бы вам на время не отправиться в путешествие, не окинуть взглядом широкие горизонты».

Уволившись из «Сотби», Чатвин отправился в Судан, где снова обрел зрение, но никогда уже не вернулся в мир искусства, который на расстоянии показался ему «претенциозным идиотизмом». Следствием его «падения вниз» стали три классических трэвелога — «В Патагонии» (In Patagonia, 1977), "Вице-король Уида" (The Viceroy of Ouidah, 1980), «Тропы песен» (The Songlines, 1987). Во всех своих книгах и статьях Чатвин развивал идею о генетической склонности людей к кочевому образу жизни. Заточение в четырех стенах противоречит самой природе человека, который на ходу и думает лучше, и живет легче.

До России дауншифтинг докатился лишь к середине нулевых. Предыдущее десятилетие, напротив, прошло под знаком зарабатывания денег, активного потребления материальных благ и делания карьеры. Одновременно с массовым оттоком наших граждан из офисов на свет появились и первые русские издания классических трэвелогов Брюса Чатвина, которые собственно и стали локомотивом Travel Series.

Разобраться на месте

«Сегодняшний российский книжный рынок — это рынок массового потребления, избегающий острых и неудобных тем. В Европе давно существует традиция авантюризма, связанная и с колониальным опытом, и с большей открытостью границ. Европейский читатель уже пресытился банальными и легкими сюжетами, поэтому там бестселлерами становятся трэвелоги, насыщенные не столько непосредственными эмоциями, сколько фактами и социальной проблематикой. К нам это еще придет. Надо только воспитывать читателя», — считает Олег Никифоров.

Норман Льюис, офицер английской разведки, проницательный бытописатель и бывший зять адвоката-мафиози, уехал на Сицилию в конце 50-х годов, чтобы на месте самому разобраться с жизненным укладом обитателей острова. По следам этого рискованного путешествия Льюис написал книгу о сицилийской мафии «Достопочтенное общество» (1965), которая впервые была опубликована в «Нью-Йоркере» в форме остросюжетного сериала с продолжением.

Но по-настоящему культовым трэвелогом, написанным в жанре социальной археологии, стал труд шведского писателя Свена Линдквиста «Уничтожьте всех дикарей». Книга, выпущенная в начале 90-х, представляет собой полторы сотни коротких глав, где впечатления автора о путешествии в глубь Сахары перемежаются экскурсами в историю геноцида, учиненного европейцами в Африке в ХIХ–ХХ веках. Публикация работы Линдквиста произвела в либеральной Европе 90-х эффект разорвавшейся бомбы. Англичане и французы не смогли простить ее автору, что он фактически поставил знак равенства между расовой теорией Гитлера и европейской колониальной идеологией.

На русском языке труд Линдквиста впервые был опубликован только в 2007-м. И несмотря на положительную реакцию прессы, так и не был воспринят массовым читателем. То же самое произошло и с замечательной книгой Льюиса, хотя, казалось бы, история мафии — вполне российский сюжет. Даже максимально приближенный к нашим реалиям трэвелог Вольфганга Бюшера «Берлин–Москва. Пешее путешествие» (автор прошел пешком из Берлина в Москву маршрутом немецкой армии «Центр») разошелся в России мизерным тиражом. «Не выстрелила» и книга нобелевского лауреата Найпола Видиадхара «Территория тьмы», несмотря на стабильную популярность «индийского направления». В результате два года назад Travel Series временно приостановила свою работу. Недавно стало известно, что права на издание книг серии купила компания Transaero, которая будет предоставлять их в качестве бесплатного чтения на борту своих самолетов.

Путешествие на ПМЖ

В апреле 2008 года престижная газета Daily Telegraph опубликовала список из 110 книг для «Идеальной библиотеки». В разделе «Книги, которые изменили ваш мир» среди десятка культовых романов («Чайка по имени Джонатан Ливингстон», «Автостопом по Галактике» и т.д.) затесалась книга Питера Мейла «Год в Провансе». История англичанина, забросившего высокооплачиваемую работу в лондонском Сити и переехавшего на ПМЖ во внутренний Прованс, в начале 90-х перевернула сознание английского среднего класса.

Накопив за годы долгой и утомительной службы приличный капитал, Мейл позволил себе потратить часть его на приобретение недорогой фермы в Любероне, где поселился вместе с женой, чтобы остаток жизни предаваться сельским радостям. В своей книге он подробно и живо описал этот опыт в жанре «дневника наблюдений».

Рассказ Мейла с его наглядной агитацией за вкусную и здоровую жизнь — с вином, солнцем, личным бассейном, воскресной игрой в кегли и сытными обедами в дешевых ресторанах — оказался заразительным. На волне экономического процветания «Год в Провансе» стал пользоваться бешеной популярностью у англичан. Сам Питер Мейл грамотно конвертировал свой вальяжный провансальский образ жизни, превратив его в модный бренд. Лондонские туристические бюро в те годы активно торговали маршрутом «Франция с Питером Мейлом», а риэлторы констатировали, что цены на жилье в материковом Провансе поползли вверх. Вслед за «Годом в Провансе» последовал «Еще один год в Провансе», а затем книга о местной кухне, «Уроки французского с Питером Мейлом», плюс путеводитель «Прованс от A до Z», и на закуску — художественный роман «Хороший год».

Эти полезные и приятные для чтения книги до России дошли с 20-летним опозданием (права на пакет книг Мейла купило издательство «Амфора»), но популярными не стали. Наш средний класс, который последнее десятилетие активно рос и приумножался, только недавно дозрел до того, чтобы ближе к пенсии обменять модный дизайнерский офис на спокойную жизнь в какой-нибудь Хорватии или Болгарии и мило коротать свободное время, совершая велосипедные экскурсии по окрестностям.

Начав свою серию Travel с издания книг Питера Мейла, издательство «Амфора» не прогадало. Наши читатели повелись на вкусную и здоровую жизнь: Мейл стал хорошим локомотивом большого проекта — самой успешной на данный момент отечественной трэвел-серии. Впрочем, и сам проект «Амфора Travel» получился компромиссным — под стать книгам Питера Мейла. Ориентированная по преимуществу на пропаганду буржуазного образа жизни и гастрономических радостей («Китай: искусство есть палочками», «Европа: под парусом вокруг Старого Света», «Бали: шесть соток в раю», «Карибы: ресторанчик под пальмами», «Италия: вино, еда, любовь»), «Амфора Travel» позволяет раз в полгода выпускать такие серьезные трэвелоги, как «Земля: тайная история драгоценных камней» Виктории Финли или дауншифтерскую эпопею Джона Вуда «Непал: бросить Майкрософт». К безусловным успехам Travel-проекта «Амфоры» стоит отнести пестование русскоязычных авторов, ставка на которых в последнее время стала приносить результаты.

Хождение за три моря

«Русские только недавно получили возможность свободно перемещаться по миру. Их не коснулся опыт 60–70-х годов, когда европейцы, увлеченные идеями хиппи и битников, в массовом порядке стали отказываться от наемной работы и увлекаться путешествиями. Сейчас здесь сформировался зажиточный средний класс и выросла раскрепощенная и владеющая языками молодежь, которая уже не удовлетворяется стандартными туристическими маршрутами. Но и они в большинстве своем пока что опасаются осваивать неизведанные территории. Для этой прослойки гораздо комфортнее отправиться по уже проторенному пути западных неформалов — в Индию или в Таиланд, где уже создана необходимая инфраструктура», — делится своим мнением директор издательства Paulsen француз Эммануэль Дюран.

Первые русскоязычные трэвелоги стали появляться на книжном рынке совсем недавно. И хотя обосновавшийся в Рунете с середины 90-х сайт «Академия вольных путешественников» пестрит яркими путевыми отчетами и ежедневно пополняется советами для начинающих автостопщиков, аудитория его очень узка: всего три тысячи посещений в день. Президент АВП Антон Кротов сам написал зажигательную и остроумную книгу «Практика вольных путешествий», но существует она лишь в виде скромной самиздатовской брошюры и в электронной версии.

До недавнего времени складывалось впечатление, что со времен Афанасия Никитина в России мало что изменилось. Главной целью российских путешественников по-прежнему оставалась Индия. В серии «Амфора Travel» в августе 2008 года вышла симпатичная книга Михаила Володина «Индия. Записки белого человека», которую издатели окрестили «документальным романом». Автор путешествует по Индии: центральная часть, юг, восточное побережье, Гоа, Гималаи. По ходу маршрута охотно примеряет на себя все специфические «индийские» радости: двухнедельный курс панчакармы, йоготерапия, аюрведический массаж, роман с прекрасной туземкой.

Годом раньше в издательстве Ad Marginem вышел «Гоа-синдром» Александра Сухочева; по жанру не трэвелог, а художественный роман с автобиографическими мотивами.

Уже упомянутое издательство Paulsen выпустило «Бом Булинат. Индийские дневники». Авторы описывают вполне предсказуемый маршрут: из московского клуба «Дача» до Дели и далее по плану — Варанаси, Гоа, юг, Бомбей, пустыня Тар, горы.

Ближе всех к традиции образцового западного трэвелога приблизился писатель Илья Стогоff, чей «Апокалипсис вчера: дневник кругосветного путешественника» был опубликован в разгар кризиса. В отличие от большинства современных русских «записок путешественников», непосредственная интонация которых быстро надоедает из-за отсутствия мотива, Стогоff ясно формулирует цель и таким образом формирует сюжет, уберегая свой рассказ от скатывания в традиционное «что вижу, о том пою».

Последние русскоязычные издания проекта серии «Амфора Travel» — «Чехия: биография Праги» Михаила Ахманова и «Перу: с Бобом и Джери тропой инков» Петра Романова — пусть и скроены по западным лекалам, но сшиты при этом весьма добротно.

Требуется экскурсовод!

К уже упомянутым проектам «Амфора Travel» и Travel Series недавно добавились «Записная книга путешественника» издательства «Слово/SLOVO» и выросший из «наблюдений» Стефана Кларка проект Pocket&Travel издательства «Рипол Классик». На смежных территориях расположились серии «Письма русского путешественника» НЛО, «Биография города» Издательства Ольги Морозовой, «Саквояж» «Б.С.Г. Пресс», где издаются не столько трэвелоги, сколько литературные, культурологические и исторические тексты, связанные с той или иной местностью. Периодически важные тексты выходят внесерийными изданиями: «Венеция — это рыба» Тициано Скарпы (Corpus), «Карта мира» Кристиана Крахта (Ad Marginem), «Гавана. Автобиография города» Альфредо Хосе Эстрады (АСТ), «Империя» Рышарда Капущинского («Логос»).

Скоро трэвел-сериями обзаведутся все заметные издательства. Но главная проблема российского рынка трэвелогов — отсутствие правильного адресата. Тексту о вольном путешествии нужен читатель, готовый пуститься в свободное странствие — без гидов и гарантий. Нашим же пока что нужен экскурсовод с указкой, желательно из разряда медийных звезд. Поэтому у нас такой популярностью пользуются путеводители от Дмитрия Крылова («Эксмо») или Париж с Жанной Агалаковой и Италия с Матвеем Ганапольским (АСТ, «Астрель»). Перспектива стать очарованными и самостоятельными странниками наших граждан пока что скорее пугает.

Наталия Бабинцева, источник: Московские Новости