Модные стрижки детей солнца

Японские «дети солнца» многое заимствовали у своих европейских и американских собратьев по духу — рокеров и «гризеров» («набриалиненных»), словно сойдя с экранов местных кинотеатров, где с большим успехом демонстрировались в те годы такие американские фильмы, как «Повстанец» ("Rebel without a Cause"), «Бриалин» ("Greese") и т.д. Они называли друг друга громкими именами: «Брандо из Кобэ» или «Элвис из Осака», во всем подражая своим западным кумирам — в одежде, в прическах и нравах. Но больше всего бросались в глаза их модные стрижки. Словом, это был своеобразный бунт, отражавший стремление молодежи обрести свободу личности через нравственную раскрепощенность. В глазах старшего поколения эти самоуверенные юнцы выглядели возмутителями спокойствия из-за их внутренней агрессии и душевного надлома, которые, впрочем, чаще всего оправдывались недавно пережитой трагедией военных лет. Однако нестандартные увлечения, дерзкие мысли и непривычный внешний вид «золотой молодежи» не вписывались в привычный образ жизни и осуждались блюстителями традиционной морали.

Зато для многих молодых режиссеров, актеров, художников это новое поколение японцев стало символом грядущих перемен в искусстве. «Тогда я почувствовал, что в звуке разрываемой юбки и в шуме моторной лодки, прокладывающей себе путь среди более крупных судов, чуткие люди смогли услышать крики чайки, возвещающей новую эру японского кино» — писал в журнале «Эйга хёрон» («Кинокритика») в июле 1958 г. ныне прославленный режиссер Осима Нагиса. И действительно, в начале 1960-х новую эру японского кино открыли представители студии «Офуна» (кинокомпании «Сётику»), негласным лидером которой и стал сам Осима. Молодые кинематографисты, которых причисляют к японской «новой волне», пошли по пути своих французских коллег: Франсуа Трюффо, Жана-Люка Годара, Клода Шаброля и других представителей «новой волны», главным в творчестве которых стали поиски новой стилистики и новых героев, олицетворяющих собой наступление эры молодежной революции.

На японский экран тоже пришел новый герой — мятежный, циничный, изверившийся в нравственных ценностях старшего поколения и в его идеологии конформизма. А вместе с ним — секс, насилие, жестокость, эпатаж и все то, что бросало вызов японскому обществу и его традициям. Но это в кино, в реальной жизни судьба певца «солнечного поколения» Исихара Синтаро складывалась куда более безмятежно. Недавний выпускник юридического факультета престижного частного университета Хитоцубаси и абсолютный новичок в литературе, он сразу же испытал ошеломляющий успех: его литературный дебют был отмечен престижной литературной премией Акутагава и многообещающим предложением от крупнейшей кинокомпании «Никкацу» экранизировать роман. Вышедший в том же, 1956 г. одноименный фильм режиссера Фурукава Такуми сделал культовым имя не только начинающего писателя, но и его младшего брата Юдзиро, приглашенного при протекции Синтаро на одну из главных ролей.

Кaтаcонoва Е.Л. – Японцы

Комментарии запрещены.