Кино и Кабуки

Как пишет Е.Л. Кaтаcонoва в своей монографии “Японцы в реальном и виртуальном мирах”: “Достаточно сказать, что на первых порах киноискусство в Японии развивалось под сильным влиянием театра, чем объясняется и изрядная условность актерской игры, и традиционные амплуа героев, и даже декорации раннего периода. Более того, если в Европе немые ленты сопровождались аккомпанементом тапера, то в первых японских кинозалах показ фильмов сопровождал бэнси — специальный человек, пояснявший, что происходит на экране, по аналогии с рассказчиком-гидшо, ведущим повествование на театральных подмостках. Словом, первые японские кинофильмы воспринимались не иначе как воспроизведение на пленке самых популярных спектаклей театра Кабуки и всеми хорошо известных и любимых сюжетов. И еще долгие годы японские режиссеры и актеры были скованы в своих творческих поисках жесткими канонами этого театрального жанра. В наши дни героев многих анимационных и художественных лент любят изображать в образах актеров Кабуки, но в совершенно других целях — дабы подчеркнуть гротескность, патетику или театральность происходящего. Любопытно, что Сергей Эйзенштейн, большой знаток и почитатель культуры Востока, в свое время почерпнул многое для своей режиссуры из этого богатейшего художественного арсенала, побывав на спектаклях труппы театра Кабуки во время ее гастролей в Москве в 1930-е годы. Яркий пример этого влияния — исполненный в гротескной форме выдающимся советским актером Николаем Черкасовым образ царя Ивана Грозного в одноименном фильме.

Сегодня многие эстетические и стилистические приемы театра Кабуки распространились практически на все области культурной жизни японцев. Не только рисованные персонажи или киноперсонажи, но и японские рок-музыканты, в частности представители направления visual-кеу, нередко пользуются ими в своих живых выступлениях для создания экстравагантного и запоминающегося сценического образа. И, конечно же, самые невероятные интерпретации традиций театра Кабуки находят свое выражение в современной японской и мировой моде. Достаточно напомнить, что Джон Гальяно — главное креативное лицо дома "Christian Dior" создал одну из своих коллекций 2003 г. под влиянием сценических костюмов театра Кабуки. Им обыгрывается буквально все — вплоть до тра­диционного занавеса в полоску четко определенного цветового сочетания”.

Комментарии запрещены.