История дельфина 2

Тэдзука кардинальным образом преобразовал стиль и выразительную систему манга, применил новые технические приемы, придав ей невероятную динамику, характерную лишь для кино: смену ракурсов, различные оптические эффекты, крупный план и т.д., что позднее получило название «кинометод». К тому времени американские авторы уже около десяти лет использовали подобный «эффект камеры», но именно Тэдзука сумел связать эту методику с сюжетной линией, что стало настоящим новаторством в искусстве манга. Он научил художников графическому подчеркиванию движения в кадре, как образец смотреть трейлер История дельфина 2, стал использовать звуковые эффекты, записанные буквами… — словом, изобрел все те премудрости, без которых нынешняя манга просто немыслима.

До Тэдзука манга по традиции рисовали в плоской проекции, без перспективы. Герои появлялись справа или слева, словно на театральной сцене. Теперь же создатель манга как будто последовательно перерисовывал на бумагу кадр за кадром кинопленки, добиваясь в своей работе кинематографического эффекта, недоступного для многих зарубежных художников, работавших в жанре комиксов. Достаточно вспомнить, например, сцену появления главного героя из «Нового острова сокровищ», торопящегося на машине к отплытию корабля. Цепочка отдельных рисунков-эпизодов изображала сначала маленькую машину, приближающуюся к пирсу, потом машина увеличивалась в размерах, становилась все крупнее и крупнее, и вот уже виднелась грязь, отбрасываемая в сторону колесами, проступали руки героя, его лицо крупным планом. Нетрудно представить то ошеломляющее впечатление, которое произвела эта буквально кинематографическая находка на тогда еще малопритязательную японскую публику.

Однако, несмотря на успех своего изобретения, в дальнейшем Тэдзука в целях экономии сил, средств и времени перешел к менее динамичной методике изображения событий, но само настроение с первых страниц как бы задавало темп изложению. До самых лаконичных были доведены все необходимые пояснения по месту и времени происходящего, и практически единственным текстом к рисункам был диалог действующих лиц. В общем, все — как в кино, причем даже не в немом, а в звуковом. Только «звуковую дорожку» обеспечивали многочисленные надписи со словами-подражателями звуков (ономатопоэтизмами), которыми так богат японский язык.

Кaтаcонoва Е.Л. – Японцы в реальном и виртуальном мирах

Комментарии запрещены.