Деструктивное и пошлое оригинальничанье

Сегодня стало некоей нормой вкладывать извращенную фантазию и безобразие души в творчество и называть его творчеством, искусством, а самозванцев от искусства – новаторами и гениями. После ознакомления с ним нормальный, здоровый человек (который будет смотреть такие фильмы только ради исследовательского интереса) не способен ответить на вопрос: как в следующем своем «творении» киносоздатели смогут представить мерзость еще более реалистично и более извращенно?. У здорового человека не настолько «хорошо» работает воображение, чтобы сгенерировать варианты ответа на такой вопрос. На новом витке «развития» соответствующей кинематографии демонстрируется сверхреалистичность насилия, репрезентация которой едва ли могла прийти в голову «прошлому» зрителю. То, что раньше именовалось чернухой и жестью, теперь представляется почти безобидным проявлением девиантной фантазии по сравнению с проявлением поистине делинквентной фантазии современности. Чтобы не смешивать прежнюю медиажестокость с нынешней, последнюю мы не можем называть жестью и чернухой, хотя других, более подходящих терминов для ее наименования пока не придумано. Названий жанров выдумано много, но те, которые используются, носят слишком мягкий, ни к чему не обязывающий, а потому не отражающий суть медиаявлений характер. За так называемым новым искусством скрывается то, что пока не поименовано по достоинству. Сегодня императив приоритета морали над искусством важен как никогда. Впрочем, аморальное искусство едва ли является искусством. Во многих представляемых широкому вниманию произведениях вместо творческой оригинальности просматривается деструктивное и пошлое оригинальничанье, достойное быть названным настоящим медиасадизмом. Пошлость и вульгарность фильмов и телепередач достигла уровня пытки – пытки над нравственностью и духовностью.

Особую популярность получили вульгарные произведения авторов типа В. Ерофеева и В. Сорокина, в которых смакуется пошлость и матершина. Публично испражняющиеся художники стали проявлением нового стиля, креатива и смелости. Духовное бесплодие и морально-нравственное вредительство выдаются за новаторство. «Буржуазная духовная продукция "для масс" воздействует на психологию человека, особенно на область подсознательного, пытается стимулировать низменные инстинкты, чтобы паразитировать на них. Воздействует она и на разум человека, искажая реальную картину мира. Ее стараются делать красивой, привлекательной, эстетичной, забавной, порой ироничной, она выглядит поучительной, очень похожей на правду, она интригует зрителя, держит его в напряжении, она дает ложные ответы на вопросы, которые его остро волнуют, и вместе с тем уводит его от нежелательных вопросов в мир грез и иллюзий, она заполняет его свободное время. Словом, он оказывается пленником этой культуры, "заботливо" производимой для него капиталистами – владельцами сети средств массовых коммуникаций и их наемным персоналом». Хотя эти обращенные к американской культуре слова были взяты нами из слишком идеологизированной книги, вышедшей в далеком 1986 году, они стали актуальны и для российского общества.

Ильин, А. Н. – Культура общества массового потребления

Комментарии запрещены.