Бегущая строка Кунса

То, что Кунс своих критиков переиграл, стало очевидно в 1986 г., когда он принял участие в двух коллективных выставках, «Испорченные товары: Желание и экономия объекта» в Новом музее современного искусства в Нью-Йорке и «Симуляция в новейшей живописи и скульптуре» в Бостонском музее современного искусства, где выделился, спрововоцировав несколько весьма острых вопросов. Теперь его работы отличались не дюшановским подходом к реди-мейду, не интересом к китчу, а явной зачарованностью теми стилями и темами, что отождествлялись с «низкой» провинциальной культурой, которую левые культурологи начиная с Теодора Адорно либо игнорировали, либо осыпали бранью. Блескучая фарфоровая каминная скульптура, кричаще яркие, слащавые картинки с домашними любимцами и кинозвездами, религиозные сувениры, бегущая строка http://reforma.kz/131-tablo-beguschaya-stroka.html, нелепые игрушки подростков и все такое прочее — не говоря уж о фотографиях с продуманно выстроенными эротическими сценами между Кунсом и его тогдашней женой, итальянской порнозвездой Илоной Сталлер, — мигом стали ассоциироваться сего именем. Включение работ Кунса «сбоку припека» к высокому искусству в составе проведенной в нью-йоркском МОМА (Музее современного искусства) выставки «Высокое и низкое: Современное искусство и массовая культура» (1990), всего лишь подтвердило важность проблем, поставленных его неэстетичной, но уж конечно небезынтересной манерой. Внутри художественной системы, в которой слава — вернейший и необходимый признак успеха, кто бы отрицал, что репутация Кунса есть индикатор многих других проблем, и более всего тех, что касаются отношения рынка буквально ко всем видам искусства.

Низкое искусство сохранило для Кунса свою ценность еще с тех времен, когда он делал такие вещи. «Банальное — важный инструмент, — говорил он. — Это великий соблазнитель, потому что человек автоматически чувствует, что он выше этого; именно так и работает унижение… Я верю, что сейчас банальность для нас — спасение»

Бpэндoн Tейлoр

Комментарии запрещены.