Археология Японии и летописи старины

К сожалению, самых ранних проявлений народного творчества Японии мы не знаем, несмотря на многовековые усилия археологов. Мы знаем только то, что осталось от гораздо более поздних времен, да и то не в подлинном, а в отредактированном представителями аристократии виде. Дело в том, что японцы на ранних ступенях своего исторического развития не знали никакой письменности, а когда она появилась, то стала привилегией высших слоев японского общества. Где же тогда искать следы раннего народного творчества?

Археология

Ответ на этот вопрос достаточно очевиден: в древних памятниках японской письменности, которые дошли до нас. Это в первую очередь «Описание обычаев земель» («Фудоки», VIII в.), содержащее помимо первых сведений об истории, географии, флоре и фауне Японии записи местных легенд и сказаний. Далее идут исторические хроники «Кодзики» и «Нихонги», также созданные в VIII в. Причем «Кодзики» по праву можно отнести к разряду первых историко-художественных летописей старины. Именно отсюда можно почерпнуть самый древний пласт народного фольклора: легенды и предания, мифы и сказания. В их сюжетной ткани, в образах героев нашли отражение представления древних японцев о жизни и смерти, об окружающей природе и ее силах, непонятных и страшных для древнего человека, народные верования, обряды и т.д. Долгие годы весь этот ценнейший фольклорный материал сохранялся в памяти народа и передавался в устной форме древними сказителями. И только к 712 г. Тэмму Оно Ясумаро по приказу императора частично обработал и записал его, дополнив династийными историями и прочими «исконными словами», превратив в исторические хроники «Кодзики». А в 720 г. вышли «Нихонги» (другое название — «Нихон секи») — «Анналы Японии», подробно повествующие о жизни страны и генеалогии импе­раторов, правивших в Японии до 697 г. Причем «Анналы», в отличие от «Кодзики», написаны на классическом китайском языке, что было продиктовано традициями официальной историографии древней Японии. Так параллельно с фиксацией лучших образцов древнего народного творчества рождалась историческая мифология о происхождении императорского рода от богов — «создателей Японских островов».

Другой выдающийся культурный памятник эпохи — поэтическая антология «Маньёсю» (VIII в.), включающая все лучшие образцы древней японской поэзии. Здесь наряду с авторскими стихами широко представлены почти все жанровые и тематические разновидности народной песни, о которых известно в истории мирового фольклора: трудовые и обрядовые, календарная поэзия, заговоры, песни-гадания, плачи, семейно-бытовые песни, народно-лирические, солдатские и т.д. Своеобразной разновидностью народной песни являются песни-обеты, любовные клятвы, которыми обменивались влюбленные перед разлукой и т.д. Истоки преданий различны: в основу одних легли легенды, сказки, в основу других — действительные события. Но, несмотря на указанные различия, они в одинаково простой и правдивой форме знакомят читателя с бытом и нравами древней Японии.

И все-таки высшим достижением культуры раннего средневековья, как и в других культурах мира, стали зрелищные виды искусства, рожденные в недрах фольклора, народных земледельческих обрядов и религиозных ритуалов, в которых можно отыскать аналоги таких внешних отличительных черт массовой культуры, как сравнительная массовость зрительской аудитории, доступность содер­жания, близость к народной жизни.

Кaтаcонoва Е.Л. – Японцы

Комментарии запрещены.